Жизнь после протеста. История четырех

Четыре человека, которые пострадали от репрессий за митинг 15 марта в Могилеве, спустя три месяца рассказывают о том, как изменилась их жизнь и жалеют ли они о случившемся.

14 июня. Могилев. Игорь Лозовский


Игорь Черяк

 Его задержание попало на видео и собрало сотни тысяч просмотров из-за брутальной работы “тихарей”. На следующий день, 16 марта, суд дал ему 15 суток ареста.

После акции в моей жизни вроде ничего не изменилось. Думаю, что 15 марта вышли, в основном, те, у кого не было работы, кто решил открыто выступить против Дeкрета №3. Вообще народ ещё не готов выходить на улицы, мне кажется. Хотя стараюсь приводить друзей и знакомых.

Мое мнение — у нас низкий уровень солидарности. Люди боятся потерять работу за участие в митингах. Да и в общем боятся.

Лично я не жалею, что участвовал в Марше нетунеядцев. Но мне не понравилась организация. Некоторые организаторы остались дома, хотя понимали, как можно провести акцию. Я бы в своей квартире не отсиживался, заранее зная, что меня не выпустят.

Мне кажется, нужно пробовать проводить санкционированную акцию возле бывшего дома культуры ЗИВ (единственное разрешенное место для акций в городе – прим авт.), посмотреть, как народ отреагирует, увидев, что разрешено собраться. Если туда придет 10 человек, то людям это и не надо, будут на кухнях гудеть. Если туда придет от 500-1000 человек, то и на Ленинской в следующий раз яблоку негде упасть будет.

Власти нас не слышат уже более 20 лет. Я сам когда-то верил в перемены, еще в начале 2000-х, когда мы после акций собирались и мечтали о нашем ближайшем будущем. Сейчас пришли в протест новые люди и они тоже об этом мечтают, думают, что всё так просто. Но репрессивная машина стала намного сильнее и мощнее, а народа — гораздо меньше.

Мне кажется, большинство уедет на заработки. Жить станет просто невыносимо, финансов не будет хватать.

Даже если и поменяется режим, то нужны десятилетия, чтобы встать на европейский путь и жить цивилизованно. Но только если мы объединимся, то будем силой. Обычно же мы слышим, что тот фиговый, тот плохой, тот дурак. С таким отношением мы будем еще 50 лет идти к свободе. Потому что людям она не нужна. Им и так хорошо живется, без перемен.


Дмитрий Люнтов

Один из лидеров протеста 15 марта, модерировавший митинг. Суд дал ему 15 суток ареста как организатору незаконного массового мероприятия. По его признанию, его выступление получилось спонтанным.


Можно сказать, что моя жизнь после 15 марта изменилась. Появилось больше единомышленников, стали высказываться и более доверительно относиться знакомые. Раньше они молчали, а теперь, зная меня, они начинают все больше убеждаться, что в нашей политической системе что-то не так и теперь они точно знают, что.

Некоторые наоборот как-то начинают осторожничать в словах. Но я считаю, что нам удалось обратить внимание людей на проблемы в нашем обществе, на то, как нами управляют.

Я считаю, что люди вышли на улицы потому, что Декрет №3 коснулся не только «тунеядцев».

Проблемы «тунеядства» — это проблемы наполнения семейного бюджета, проблемы безработицы, проблемы старых издыхающих предприятий, больших налогов, малой зарплаты, низкого качества обслуживания. Все это взаимосвязано. Поэтому для каждого свой был мотив выйти и протестовать на улицу. Правительство, по сути, залезло в карман этих граждан. Их реально грабят. Почему грабят? Это уже другой разговор.

Насчет того, готовы ли наши люди защищать свои права, я считаю, что нет. Нет консолидации народа, люди пока не потеряли все средства для существования и боятся их потерять. Они привыкли жить бедно, но стабильно, по чуть-чуть теряя в финансах. Тех, кого это не устраивает, у кого есть чувство собственного достоинства, уезжают из страны или идут на компромисс с совестью. Лично я уезжаю из страны.

Я ни капли не жалею о том, что участвовал в митинге. Я мог говорить о том, что думаю, и меня слушали. Это дорогого стоит.

Это была попытка диалога. Проблема нашего общества в том, что у нас нет диалогов. Есть монологи отдельных граждан и чиновников.

Немного обидно, когда осознаешь, что в нашей стране не соблюдаются права человека. После задержания сначала ты думаешь, мол, мне просто не повезло и те, кто меня задерживал, просто злые дядьки. Потом думаешь, что участковые-то должны быть хорошими. Однако потом ты становишься свидетелем того, как им что-то постоянно внушает начальство и как на тебя составляют 4 часа протокол, пытаясь убедить в том, что ты осознал и принял тот факт, что ты что-то нарушил.

Потом думаешь, что уж судья-то должен быть с честь и совестью, что он не допустит нарушения моих конституционных прав. Но все тщетно. Когда я обжаловал решение суда на областном уровне, судья скучала, ковырялась в телефоне, а потом вынесла постановление за пять минут.

Есть обида за несправедливость, которая у нас творится в правоохранительной системе. Нет уверенности в завтрашнем дне, что завтра тебя снова не накроет.

Я являюсь председателем Ленинской районной организации БСДП (Грамада). Мы — конкурент для действующей власти, мы обличаем её, потому, в частности, против меня, думаю, были такие меры.

Многие приспособились, другие живут здесь, а работают за пределами страны. Есть граждане, которые смотрят на это и спиваются. Эта страна для немногих. Объединить людей и бороться с властью мирным способом не получается, да и опасно это. Сколько людей, которые пропали без вести.

На выборы рассчитывать пока не приходится – с каждым годом обман властей все изощреннее. Эту власть можно либо уговорить, либо заставить принимать какие-то шаги навстречу. Однако надежда на это ничтожна.

Мы будем дальше тонуть в одной лодке, пока команда не поймет, что надо менять капитана и его помощников.

Ропчем, но продолжаем ходить на работу.

Логично, что для своей самореализации нужно уезжать из этой страны. Да, это может показаться непатриотичным, но если тебе плюют в лицо, ты либо можешь дать сдачи, либо терпеть. Я сейчас не могу дать сдачи, но и терпеть не могу. Поэтому остается только ждать, когда проснутся остальные люди. Когда их будет не сотни, а сотни тысяч. Тогда я буду с ними и буду горд за свою страну, потому что тогда мы станем единым народом, когда будем чувствовать плечо помощи каждого.


Алена Кисель

 На митинге не выступала. Получила штраф в 15 базовых величин за то, что держала плакат. Через неделю после митинга её отчислили из вуза «за нарушение дисциплины». Ей оставалось доучиться 3 месяца.


Моя жизнь после акции изменилась, конечно. После того, как проходишь сам через все эти «процедуры», начинаешь на многие вещи смотреть как минимум трезвее и реалистичнее. Ну, и чувство справедливости обостряется, конечно, еще больше.

После этих событий меня исключили и универа и это, конечно, резко изменило все планы на ближайшее будущее. Сначала я пыталась искать какую-то работу и попутно думала о том, что делать дальше.

Была парочка вариантов: восстановиться в своем вузе или поступать в новый.

Пока я подрабатывала там-сям, появилась новость, что собираются восстановить программу «Калиновского». То есть появился еще один вариант и, посоветовавшись с

семьей и друзьями, я решила, что он, похоже, самый лучший. Дальше оставалось только ждать, когда это окончательно произойдет. Cейчас, собственно, выбираю из спектра специальностей и собираю документы для поступления.

Думаю, что люди вышли не только из-за Декрета №3. Многие люди сами вслух говорили, что устали от нынешней власти: от ее несменяемости, от ее неуважения к своему народу, постоянного вранья, от ее неэффективности.

Но защищать свои права наши люди, по-моему, не готовы в принципе. Они не знают, как это делается, да и власть всячески этому препятствует, реагируя на все попытки неадекватно, силовыми методами. Пока в стране нет какой-то движущей силы, за которой хотел бы последовать народ, я боюсь, что ничего не изменится.

Я ни о чем не жалею, и обиды после задержания и суда никакой нет. Если бы можно было что-то поменять, то я оделась бы в тот день потеплее. На улице, да и в ИВС ночью было прохладно.

Чтобы в нашем государстве что-то поменялось, каждому, наверное, следует начать менять в лучшую сторону хотя бы что-то вокруг себя. Все резко не может стать хорошо. Все большие изменения начинаются с маленьких вещей.

Ну, и не забывать, что все плохое не вечно. Когда-то этому придет конец.


Алена Крень

Многодетная мать, которая на митинге выступила со словом в защиту блогера Максима Филипповича. Суд присудил ей штраф в 10 базовых величин.


После митинга моя жизнь изменилась на «до» и «после». Если раньше моя гражданская позиция была пассивно сочувствующей, то теперь она стала активной. Уверенность в том, что от меня тоже зависит судьба не только моя, но и всех нас, только крепнет. Сейчас я занимаюсь самообразованием в сфере правозащитной деятельности. Декрет №3 затронул самые уязвимые слои населения, которые во все времена будут аполитичны, поэтому я считаю, что массовость протестов вызвана исключительно этим декретом. Потом это вылилось в требования о смене власти, что вызвано отсутствием диалога и отсутствием решения об отмене «налога на тунеядство».

Но, к сожалению, общество не готово отстаивать свои права путем уличных протестов, поскольку среди населения силен страх перед репрессиями наряду с неверием в эффективность этих протестов. Нет необходимой солидарности.

У меня нет никакой обиды, равно как и сожаления о том, что я сделала. Была бы возможность повернуть время вспять – я поступила бы так же. Сожалею лишь о том, что не была активна раньше и о том, что не была готова к задержанию в юридическом плане.

Уровень солидарности в нашем обществе неуклонно растет, хотя и медленнее, чем хотелось бы. Многие люди попросту не знают о своих правах, включая право на мирные собрания и выражение своего мнения. Также многие не знают о существовании правозащитных организаций и просто отзывчивых людей, которые всегда подадут руку помощи.

Не жалею об участии, жалею о том, что участие было спонтанным, а не подготовленным заранее.

Жить в государстве, в котором власти не хотят слышать сотни, а то и тысячи людей на улице города, очень трудно. Практически невыносимо. И для того, чтобы нас слышали и уважали наше мнение, мы должны в первую очередь начать уважать себя. Уважающий себя человек не станет бояться бороться за себя и свои права, данные каждому из нас Конституцией РБ, не будет терпеть несправедливость и беззаконие по отношению к себе на всех уровнях своей жизни и не позволит властям принимать антиконституционные указы.

Каментар

Ваш e-mail не будзе апублікаваны ( required )

ВКонтакте

Facebook

Архив