Местное исправительное учреждение прошло долгий путь гуманизации с 90-х годов. Однако некоторые минимальные требования ООН не выполнены до сих пор.

5 апреля. Могилев. Саша Минько


Участники дискуссии, организованной Могилёвским журналом о правах человека mspring.online и региональным отделением Правозащитного центра “Весна” отметили гуманизацию отечественной пенитенциарной системы. Условия содержания задержанных, арестованных и осуждённых реально изменились в лучшую сторону по сравнению с 90-ми годами. Но догадываются ли граждане, почему?

«Белорусы живут по понятиям, потому что законы не работают? Что говорили на ток-шоу mspring.online

Сегодня осуждённые имеют право раз в полгода получать 30-килограммовые посылки, разрешены свидания, переписка и телефонные звонки, к ним периодически применяются амнистии и можно выйти по УДО (условно-досрочное освобождение) или наказание может быть заменено более мягким. Но стоит ли спешить говорить спасибо за это? Прав у попавших за решётку на самом деле ещё больше?

ЖЕНЕВА-55

В далёком 1955 году в Женеве прошёл первый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. На нём уже тогда были приняты “Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными”.

Этот документ имеет статус конвенции, то есть, многостороннего соглашения о поддержке принятых стандартов каждой страной у себя. СССР, будучи страной закрытой, де-факто нарушал принятые на себя обязательства. С его развалом независимая Республика Беларусь была вынуждена, как член ООН выполнять взятые на себя обязательства.

“Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными” достаточно жёстко и скрупулёзно регламентируют устройство мест лишения свободы. Ведение реестра заключённых в виде переплетённого журнала с пронумерованными страницами, разбивка по категориям заключённых с учётом их пола, возраста и судимостей, правила личной гигиены – всё это давно выверено международным документом, а вовсе не является доброй волей государства.

Фасад могилёвской тюрьмы снаружи выглядит прилично. Но что внутри?

ЧТО НЕ ТАК?

Могилёвская Тюрьма №4, следственный изолятор при ней (СИЗО) и изолятор временного содержания (ИВС) после изучения положений конвенции выглядят неплохо лишь до пунктов 10 и 11 “Минимальных правил”.

Пункт 10 гласит: все помещения, которыми пользуются заключенные, особенно все спальные помещения, должны отвечать всем санитарным требованиям, причем должное внимание следует обращать на климатические условия, на кубатуру этих помещений, на их минимальную площадь, на освещение, отопление и вентиляцию.

Постоянно горящая тусклая лампочка под потолком, о которой сидельцы переполненных холодных камер говорят все 28 лет белорусской независимости – всё-таки прямое нарушение конвенции. К тому же, проветривание помещений до сих пор является чем-то нереальным, если верить тем, кто выходит из ворот этого печального заведения.

Дальше – хуже. 11-ый пункт международного договора гласит:

“11. В помещениях, где живут и работают заключённые:

 а). окна должны иметь достаточные размеры для того, чтобы заключенные могли читать и работать при дневном свете, и должны быть сконструированы так, чтобы обеспечивать доступ свежего воздуха, независимо от того, существует ли или нет искусственная система вентиляции;

 b). искусственное освещение должно быть достаточным для того, чтобы заключенные могли читать или работать без опасности для зрения”.

В этом месте всякая лояльность к местному пенитенциарному учреждению заканчивается. До сих пор по совершенно непонятной причине окна камер могилёвской тюрьмы заварены частыми металлическими плоскими “ресничками” под таким углом, чтобы дневной свет не проходил в камеру. Заменить их на обычные решётки не составит труда, но пока на это нет политической воли.

Могилёвская тюрьма №4, как и другие тюрьмы и СИЗО, не выполняет “Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными”. И с этим нужно что-то делать. Вот они, окна, зашторенные железом снаружи

Достаточно обойти тюрьму и увидеть её с обратной стороны. Именно здесь сидят арестанты. Окна фасада – это кабинеты начальства.

К району могилёвской тюрьмы нужно привыкнуть. Между СИЗО и ИВС есть тропинка для жителей полдесятка четырехэтажек, стоящих рядом.

А вот так тюрьма выглядит со стороны рядом стоящего изолятора временного содержания (ИВС). Если присмотреться, лишь одно окно зарешёчено обычными железными прутьями, на остальных видны те самые железные “реснички”.

А вот они крупнее, за колючей проволокой. Металлические жалюзи, направленные вниз. Из-за них даже в солнечные дни в камерах царит полумрак. Это компенсируется круглосуточно горящей под потолком лампочкой. В камерах очень влажно из-за невозможности проветрить помещение.

Проблемным в белорусских тюрьмах остаётся и вопрос прогулок. Как правило, каждый задержанный либо арестованный имеет право на часовую прогулку, но сотрудники закрытых учреждений часто любят поспорить на этот счёт.

При этом пункт 21 Минимальных правил гласит: “Все заключённые, не занятые работой на свежем воздухе, имеют ежедневно право по крайней мере на час подходящих физических упражнений на дворе, если это позволяет погода”. Прогулочный дворик где-то за этим забором

И есть ещё одно формально обязательное требование ООН, которое Беларусь никогда не выполняла и выполнит ещё не скоро. Отметим только, что на такие условия не могут рассчитывать обитатели СИЗО и ИВС. Эта норма распространяется только на тюрьмы. Вот оно, шокирующее требование:

“9. 1) Там, где заключенные ночуют в камерах или комнатах, каждый из них должен располагать отдельной камерой или комнатой. Если по особым причинам, таким, как временная перегрузка тюрьмы, центральному тюремному управлению приходится отказаться от применения этого правила, помещать двух заключенных в одну и ту же камеру или комнату представляется нежелательным”. 

НА УРОВНЕ АФРИКИ

Остаётся добавить, что Правила внутреннего распорядка в исправительных учреждениях и СИЗО, которые хранятся за семью печатями, обязаны соответствовать не только действующему законодательству, но и стандартам ООН.

При этом отметим, что стандарты ООН нельзя назвать достаточно высокими. Они, скорее, компромиссные, чтобы и бедные страны Африки или Латинской Америки смогли их выполнить. К сожалению, в список стран третьего мира в этом вопросе можно отнести и Беларусь.

Европа живёт по другим правилам, давно оставившим позади минимальные требования. Там действуют свои “Европейские Пенитенциарные Правила” — нормы, утверждённые Кабинетом Министров Совета Европы 12 февраля 1987 года. Они основаны на подготовке и реализации индивидуальных планов отбывания наказания заключёнными. Чтобы понять, насколько отечественная система далека от европейской, достаочно процитировать пункт 43.2 правил:

43.2. Чтобы способствовать общению с внешним миром, должна существовать система отпусков из мест лишения свободы, совместимая с целями исправительного воздействия”.

Беларусь не входит в Совет Европы, поэтому нам тяжело себе представить, как контролёры предлагают заключенному сходить в отпуск. Но рано или поздно это произойдёт. Одно из требований Совета Европы к государствам, вступающим в его состав таково: при подготовке уголовно-исполнительного законодательства в его основу должны быть положены принципы и стандарты Совета Европы.

Пока же мы можем только апеллировать к ООН-овскому документу. В 2011-2015 годах он был пересмотрен в сторону ещё большей гуманизации и получил дополнительное название — “Правила Нельсона Манделы”. С учётом изменений Минимальные стандартные правила ООН в отношении обращения с заключёнными были приняты Генеральной Ассамблеей ООН. Для нас важно, что они регламентируют и работу персонала пенитенциарных заведений, и их инспекцию. Обратите внимание на пункты 46-55. Вот документ целиком.