Тамара Чикунова вместе с координатором кампании «Правозащитники против смертной казни» Андреем Полудой 9 октября в общественном центре «Кола» объяснили могилевчанам, почему от смертной казни нужно избавиться.

9 октября. Могилев. Общественный центр «Кола». Алесь Светлицкий


В 2000 году власти Узбекистана приговорили единственного сына Тамары Чикуновой к смертной казни и расстреляли. В 2005 году Тамара Чикунова получила документ, по которому её сын был признан официально невиновным, а дело против него – сфальсифицированным. Начиная с этой страшной истории Чикунова борется со смертной казнью на всем постсоветском пространстве. Она — координатор инициативы «Матери против смертной казни», которая зародилась в Узбекистане. При этом почти 10 лет Тамара Чикунова прожила в Беларуси.

img_2442
Тамара Чикунова

— Я помогаю «расстрельным» делам, потому что этого требует моя совесть. Вы не представляете, насколько тяжелый процесс смертной казни. И не только для тех, кого казнят, а для родственников и близких. Когда дают короткие свидания, а это максимум полчаса, то говоришь про апелляции, про дела, нормально поговорить просто не хватает времени. И когда ты уходишь, ты не знаешь, увидишь ли ты сына в следующий раз. Это страшно. После расстрела я не могла спать два года. Тело мне, конечно, не отдали – в такой подход был во всех постсоветских странах. Я не знала, где его похоронили. У меня поначалу даже не было свидетельства о смерти, чтобы отпеть сына в церкви, — во время встречи на лице у Чикуновой несколько раз проступали слезы. Плакало несколько человек в зале. Разговор вышел  тяжелым для всех. Тамара Чикунова не стала добиваться наказания для тех преступников, которые сфальсифицировали дело её сына. Главным образом потому, что не видела в этом смысла:

— Я получила бумажку, что мой сын был невиновен. Что дело было сфальсифицировано. Мне предложили денежную компенсацию. И что мне делать? Во сколько мне надо было оценить жизнь моего единственного ребенка? В сто долларов? В миллион? Осознание того, что его не вернешь, перевешивает все. Он не воскреснет, как бы ни наказали его палачей и как бы много денег компенсации не предложили.

img_2462

Тамара Чикунова сказала, что в курсе «расстрельных» дел, которые ведутся в Беларуси. Она встречалась с Любовью Ковалевой, матерью одного из казненных по обвинению в теракте в минском метро, а также с матерью Андрея Жука. С последней связана неприятная история о том, как государство относится к семье заключенного-смертника.

— Их внук, старший сын Андрея Жука, ходил в то время в школу. Однажды он прибежал домой и заявил, что больше никогда не пойдет туда, потому что все к нему относятся, как к сыну убийцы, которого казнили. Люди посмотрели телевизор, по которому сказали, что приговор приведен в исполнение, после чего недоброжелательно отнеслись к сыну расстрелянного. Семья Жука узнала об убийстве родного человека через людей и телевизор. Разве такое возможно в цивилизованном обществе? Чем заслужили мать или отец Жука такое обращение? А как сейчас будут расти его дети? – рассказала Чикунова. – Ваш президент Лукашенко называет себя Батькой. Да и сами люди некоторые тоже его так называют. Последнее решение о приведении приговора в исполнение принимает он. Он решает, помиловать человека или нет. Его подпись ставится последней, прежде чем человека расстреливают. Так скажите, вы можете представить «батьку», отца, мать, которые могут отправить сына на казнь? Кровь остается на руках Лукашенко, она остается на всем обществе, потому что расстреливают у вас от имени Республики Беларусь.

img_2471

Встреча длилась более двух часов, последние минуты из которых прошли в дискуссии. Среди пришедших на «Кола» были и приверженцы смертной казни.

Координатор кампании «Правозащитники против смертной казни» Андрей Полуда в ответ на слова, что смертная казнь останавливает людей от нарушения, сказал, что человека останавливает неотвратимость наказания:

— Когда человек идет на преступление, он не думает, что ему за это будет – 8 лет, 15 лет, пожизненное или смертная казнь. Он думает о том, как все сделать и не быть пойманным. Если он знает, что наказание последует обязательно, что его найдут и приговорят к колонии, он вряд ли будет вообще идти на преступление.  

img_2534
Андрей Полуда

В самом конце Полуда представил отчет правозащитного центра «Весна» и международной организации в защиту прав человека о применении смертной казни в Беларуси, а также подарил несколько книг «Смертная казнь в Беларуси».

img_2552

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *