Заступничество Amnesty International за осужденного Эмиля Островко  пока не помогло. А может и стало причиной такого обращения. Вся надежда теперь – на апелляцию.

7 февраля. Могилев-Бобруйск. Саша Минько


31 января судья Бобруйского суда Виолетта Закржевская отказала Эмилю Островко в удовлетворении его жалобы. Сторона заявителя теперь готовит апелляцию. Для этого есть время до 15 февраля. Повторное рассмотрение дела пройдёт в Могилёвском областном суде.

ШКОЛЬНИК СЕЛ НА 10 ЛЕТ

На момент задержания Эмиль Островко учился в 11 классе средней школы. В 2018 году парень был осуждён по части 4 статьи 328 УК (Незаконный оборот наркотиков в составе организованной группы) к 10 годам лишения свободы. Но благодаря настойчивости матери и совсем не явным доказательствам со стороны следствия, приговор был обжалован, и часть 4 была заменена на ч.3 (распространение группой лиц).

Соответственно срок заключения был уменьшен на два года, а после объявления амнистии летом прошлого года появилась возможность снизить срок ещё на два года благодаря снижению нижнего порога наказания. Таким образом, приговор парню был сокращён до шести лет, а учитывая, что два года он уже отсидел, то вскоре он мог бы выйти на волю.

Этого требует и международная правозащитная организация Amnesty International, которая четыре месяца назад снова начала кампанию в защиту несовершеннолетних осуждённых в Беларуси. Международное сообщество считает, что Островко, как и его сверстники, в несовершеннолетнем возрасте был арестован за «незначительное ненасильственное преступление, связанное с наркотиками». К тому же Эмиль страдает астмой и нуждается в лечении:

Бобруйские заложники-328: Amnesty International снова начали кампанию в защиту несовершеннолетних узников

Почти все несовершеннолетние осуждённые по статье 328 УК вышли на волю по амнистии ещё в прошлом августе. Не повезло только «злостным нарушителям» — тем подросткам, которые в колонии получили по три взыскания. Оспорить их через суд и попробовал Эмиль Островко с помощью матери в качестве законного представителя, активистки общественного «Движения Матерей-328» Юлии Островко.

В БОБРУЙСКОЙ КОЛОНИИ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ ВЗРОСЛЕТЬ НЕВЫГОДНО

Все постановления о применении мер взыскания были наложены на парня в бобруйской воспитательной колонии №2 для несовершеннолетних, куда он был этапирован из следственного изолятора в ноябре 2018 года.

В данный момент Эмиль Островко находится уже во взрослой ИК-2 Бобруйска, куда его в июле прошлого года срочно перевели после первой акции Amnesty International. О том, как администрация ВК-2 решила избавиться от лишней головной боли, мы уже писали. Чтобы неугодного перевести во взрослую колонию по достижении 18 лет, его и делают «злостником»:

Руководство бобруйской колонии для несовершеннолетних пробует избежать ответственности? Срочно перевели парня, за которого вступились правозащитники

Примечательно, что у руководства взрослой колонии никаких претензий к Эмилю Островко нет. По версии руководства ИК-2, он стал на путь исправления. Все проблемы касаются пребывания Эмиля Островко именно в воспитательной колонии для несовершеннолетних, которой руководит печально известный подполковник Маслюков. О нём много интересного рассказал экс-политузник Николай Дедок:

Маты, плевание семечками и ноги на столе для еды. Вы удивитесь, узнав, кто командует детской колонией в Бобруйске

Не обошлось без инцидента и на этот раз. Руководство ВК-2 для несовершеннолетних присутствовало на суде в качестве ответчика. Так того требует закон. Но, судя по всему, для офицеров системы исполнения наказаний быть самим в этой роли это в диковинку.

Сергей Маслюков шокировал всех – в зале суда он вдруг стал запрещать гражданам фотосъёмку и затребовал назвать фамилии присутствующих, не имея на это ни малейшего права. Судья была вынуждена пояснить начальнику воспитательной колонии, что на открытый процесс в Республике Беларусь может прийти кто угодно, а его власть кончается за забором ВК-2.

Кроме того, давая показания, Сергей Маслюков де-факто продемонстрировал, что не владеет ситуацией в колонии. Ни на один вопрос он сам ответить не смог, и лишь пояснял к кому нужно обратиться из его подчинённых за информацией.

Но и по отношению к Эмилю Островко суд распорядился жёстко. Ходатайство о личном присутствии юного узника на судебном процессе было отклонено. Поэтому ни на одно из заседаний (всего их было два) парня не доставили.

Что же касается сути нарушений, то выяснилось, что Эмиль Островко в первый раз был наказан за недостаточно короткую причёску и недостаточную побритость, во второй – работал в промзоне без средства защиты (маски), а в третий – за бранные слова в адрес сотрудника исправительного учреждения. Оспаривал осуждённый только первые два взыскания.

22 УМЫВАЛЬНИКА НА 70 ПОДРОСТКОВ

Как подтвердили в суде сами сотрудники ВК-2, отряду из 70 человек, в котором отбывал наказание Эмиль Островко, нужно было помыться, побриться и постричься, используя всего 22 умывальника. На это отведено лишь 25 минут времени – официально с 06:35 до 7:00. При этом понятие «короткая стрижка», указанное в Правилах внутреннего распорядка, нигде не регламентировано. На информационном стенде колонии есть лишь образцы причёски в виде рисунка, но о длине волос нигде упоминаний нет.

Что касается второго взыскания, то Эмиль Островко страдает бронхиальной астмой, поэтому никаких масок носить не может, парень просто задыхается. Более того, утверждает Юлия Островко, её сын вообще не должен был появляться в промзоне с таким заболеванием. Там, напомним, молодые люди руками вытягивают корд из автошин, добывая резину.

При положительном исходе дела (минус ещё два года по амнистии) Эмиль Островко мог бы иметь право выйти на волю по УДО (условно-досрочное освобождение) буквально завтра. Лишь предвзятое отношение администрации Воспитательной колонии №2 к его матери пока не позволило это сделать.

В суде было продемонстрировано странное видео: Эмиль Островко на камеру отвечает на вопросы руководства ВК-2 и отрицает наличие проблем. А все вопросы, как оказалось, были взяты из жалоб Юлии Островко на условия содержания её сына. Тогда же, кстати, появились и три взыскания подряд — видимо, в ответ на жалобы матери. Такова месть «воспитательной» колонии.

Теперь вся надежда на Могилёвский областной суд.