После отбытия административного ареста общественные активисты рассказывают свои истории пребывания в милиции.

 

 

Андрей Бодилев, пожалуй, попал в самые жёсткие условия, ожидая суда. В праздничный день 9 мая в 8.40 утра в домофон его квартиры позвонила милиция с требованием открыть дверь. Активист вышел из квартиры и уже на лестнице встретился с двумя сотрудниками Октябрьского РОВД, которые настоятельно предложили проследовать с ними в отделение, чтобы, по их выражению, «поговорить о митинге».

 

12 ЧАСОВ В КАМЕННОМ МЕШКЕ

 

Там активиста встретил участковый Руслан Анцутко, который под присмотром начальника отдела охраны правопорядка и профилактики (ООПП) составил на него протокол якобы за участие в несанкционированной акции на Витебском проспекте в Могилёве 5 мая, хотя активист не был членом группы поддержки блогера Сергея Тихановского, а лишь снимал происходившее на видео.

«Cтоп таракан!». Могилевчане указали милиции на её место: отбили человека от задержания и провели две акции протеста в один день ВИДЕО

 

В 11 часов 30 минут Андрей Бодилев был помещён в камеру для задержанных лиц оперативно-дежурной службы на территории Октябрьского РОВД и провёл в ней 12 часов.

 

Такие «мини-ИВС» есть в каждом райотделе милиции, и они не предназначены для длительного пребывания задержанных (ранее их называли КПЗ, на жаргоне – обезьянник, каталажка, кутузка и т.д.). Как правило, это четыре камеры рядом с постом дежурного.

 

Помещение представляла собой каменный мешок размером 1,8 х 2 метра, вспоминает Бодилев. Пол был бетонный, по периметру вдоль стен на высоте стандартного стула выложен из кирпича выступ шириной примерно 80 сантиметров, который сверху также был залит бетоном – это было «спальным» местом. Никаких окон в камере не было, под потолком постоянно горела тусклая лампочка.

Андрей Бодилев возле могилевского ИВС после 7 суток ареста

 

МИЛИЦИИ – WC, А ОСТАЛЬНЫМ?

 

Отдельный вопрос в Октябрьском РОВД – туалет. Всех задержанных выводили на улицу, где до сих пор существует средневековая бетонная уборная на два очка. При этом для сотрудников милиции в здании райотдела используется обычный WC с водопроводом.

 

То есть, очевидна дискриминация по принципу «попал под подозрение – уже не человек», считает Андрей Бодилев. При этом он отмечает, что находился в таких условиях до суда, а значит, его вина не была доказана: «И лишним будет говорить, что туалет был вонючим и просто гидким».

 

Слова Андрея Бодилева подтвердила и активистка Объединённой гражданской партии Татьяна Сиваченко. Женщину задержали в день ее рождения 8 мая в квартире её родителей. В камере РОВД с бетонным полом и стенами её продержали три часа. В туалет выводили также на улицу.

 

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН

 

В то же время Постановление Совета Министров Республики Беларусь №996 от 21.11.2013 г. «Об утверждении Правил содержания физического лица, в отношении которого применено административное задержание» гласит, что (п.120) в комнатах для задержанных лиц оперативно-дежурной службы органов внутренних дел могут содержаться задержанные лица, в отношении которых применено административное задержание на срок, не превышающий 12 часов.

 

При этом в пункт 127 отдельно требует, чтобы в комнатах для задержанных имелись скамейки, наглухо прикреплённых к полу и стенам. Таким образом, бетонное ложе очевидно вне закона.

 

Если же гражданина задержали на срок свыше 12 часов – а было очевидно, что ни Бодилева, ни Сиваченко домой уже не отпустят, то постановление предусматривает их скорое направление в изолятор временного содержания, где прав у арестованного гораздо больше. Так, им обязательно предоставляется для индивидуального пользования спальное место и место для хранения средств личной гигиены, выдаются постельные принадлежности и постельное белье, средства личной гигиены. Отдельно прописана глава о санитарно-гигиеническом благополучии.

 

Получается, Андрея Бодилева наказали дважды. Сперва он отсидел 12 часов в камере для задержанных на территории РОВД, но вместо освобождения к полуночи был этапирован в изолятор временного содержания. Поесть он смог лишь через сутки после своего задержания.

 

Андрей Бодилев и Татьяна Сиваченко считают, что условия их содержания в Октябрьском РОВД можно расценить, как жестокие, бесчеловечные и унижающие личное достоинство. Соответствующие жалобы они готовят в надзорные органы.