Поговорили с могилевчанином уникальной внешности о том, как он ощущает себя в нашей стране, как реагирует на критику и что такое норма.

29 января. Могилев. Алесь Светлицкий. Фото – аккаунт Романа Гамезо «ВКонтакте»


Роман Гамезо – андрогин. Вернее, так считал я, когда просил у него интервью, на что он мне ответил, что предпочитает никак себя не идентифицировать.

Однако для окружающих Рома выглядит похожим и на парня, и на девушку. Такое сочетание, на самом деле, не редкость – многие наверняка видели актрису Тильду Суинтон и фронтмена группы Placebo Брайана Молко, которых принято относить к андрогинам. Но одно дело, когда ты звезда мирового масштаба, и совсем другое – когда ты житель города, в котором выходит газета «Вечерний Могилев».

— Расскажи, пожалуйста, о себе. Чем ты увлекаешься, где работаешь-учишься и что вдохновляет по жизни?

 – Учусь в МГУ имени Кулешова, периодически печатаюсь в различных изданиях из профессионального интереса. Увлекаться чем-то определенным особо нет времени. Свободное время провожу во сне или за книгой. Стараюсь уделить внимание рукоделию и старому кино, занятие которыми получается довольно удачно совмещать. Не могу сказать, что вдохновение может быть чем-то или кем-либо вызвано, но зачастую испытываю воодушевление в присутствии счастливых людей.

— Перед началом разговора ты сказал, что предпочитаешь себя никак не идентифицировать. Почему?

 – Потому что практически любая идентификация (за исключением биологической) либо ложна, либо временна. Мне претят такие характеристики, предпочитаю иметь дело с вневременными понятиями.

У тебя внешность, которую люди могут назвать нестандартной. Почему такой имидж?

– Имидж, по моим наблюдениям, выбирают именно те, кто мало что из себя представляет, либо не в состоянии решить что-либо. Большинство людей выглядят так, как считают нужным, не ограничивая себя рамками какого-то конкретного образа. Настоящая личность и даже вполне адекватный индивидуум просто-напросто не сможет вписаться в эти самые рамки. Имидж – это картинка, но никак не человек, в общем и целом.

Насколько комфортно человеку, который отказывается выглядеть как все, жить в Могилеве и в Беларуси вообще?

– Выглядеть «как все» означает отказаться от собственного мнения. На самом деле достаточно малое количество людей задумывается о том, как они выглядят и отражается ли их личность внешне. Большинство просто не задумывается о таких вещах, им это не нужно. Они заняты делом, которое увлекает их больше самолюбования. А в стране, где есть налог на тунеядство и смертная казнь, заняты … все?

— С какой самой жесткой негативной реакцией ты встречался по жизни, связанной с твоей внешностью?

— Негативную реакцию, по моему опыту, больше провоцирует вызывающее поведение, нежели особенности внешнего вида. До сих пор меня выручает пуританское воспитание и дипломатические навыки, пришедшие как раз с опытом разрешения такого рода конфликтных ситуаций. Самой суровой ситуацией можно назвать случай, когда какие-то пьяные спортивные фанаты пытались поджечь мою одежду, однако на помощь мне пришли участники другого фан-клуба, только трезвые (смеется).

Для любого человека норма — это нечто свое. И, очевидно, для бритых ребят с района ты нормой вряд ли будешь являться. Что тогда норма для тебя?

— Бритые ребята с района бывают совершенно разные, и с некоторыми до сих пор доводится вести весьма приятное знакомство. В моё понятие нормы вписывается человек, который не стесняется себя и не является заложником глупых предубеждений, особенно чужих. Люди – удивительные существа, и природа дала им разум и речь не для того, чтобы они ходили стаями, враждовали из-за ерунды и пытались доминировать первобытными методами. Норма – это когда человек не зависит от чужого мнения и самостоятельно строит свою жизнь, мир вокруг себя, не пытаясь при этом нарушить чужие границы.

— Когда появилось желание выделяться? Как правило, такие вещи идут из детства или я ошибаюсь?

 – Никогда не возникало такого желания, честно говоря. Было желание соответствовать своему внутреннему представлению о том, что нравится, хочется и «идёт». Из детства только неприязнь к красному и оранжевому цветам, а также к синтетическим материалам. Выделяться человек начинает сам по себе, когда обретает собственное мнение и точку зрения, когда может предложить этому миру нечто взаправду ценное.

— Как относятся к твоему имиджу родители?

– На данный момент – положительно. В подростковом периоде имелись разногласия, но у кого их не было (улыбается). Я ведь не размалёванный и не разодетый хожу, умею создавать правильное впечатление, не пытаюсь притягивать и уж тем более перетягивать внимание.

— Очень многим талантливым и просто небезразличным к себе людям в Беларуси приходится тяжело. Они уезжают. Стоит ли сражаться и делать общество вокруг терпимее, в том числе, и благодаря своим поступкам,  либо лучше уезжать?

– Людям так или иначе приходится тяжело, вне зависимости от страны или меры одарённости. Один в поле не воин, а сражаться с белорусскими людьми в принципе не имеет смысла. Эти люди терпимы к низкому заработку, отвратительной инфраструктуре, неизменно отстающей науке и многим другим удивительным для нормального человека вещам. Если кто-то из них при всём этом нетерпим к внешнему виду постороннего человека, то можете смело вычёркивать из списка тех, на кого стоит обращать внимание. Те, о ком вы говорите, уезжают не просто так. Они осознали свой талант и нестерпимую нужду высокой его оценки. В принципе не имеет значения, есть тот талант или нет, но они делают выбор в сторону той страны, в которой им хотелось бы быть признанными. И поразительно то, что не всегда ради этого стоит уезжать.

— С кем из знаменитостей ты бы хотели поговорить лично, если бы была такая возможность?

– В США 40-х годов была чудесная актриса по имени Вероника Лейк. Именно она стала прототипом для одного из самых откровенных мульт-персонажей – Джессики Рэббит. Тот, кто не готов судить о ней только по этому факту и отважится посмотреть несколько чёрно-белых нуар-кинолент, поймёт меня. Для всех остальных хватит следующего аргумента: рок и порок не всегда идут рядом.

— Не вспомню, в каком году, однако я видел твой материал-опрос в газете «Вечерний Могилев». Уже все, пожалуй, знают, что газета придерживается радикальных консервативных взглядов. Когда ты публиковался там, ты чувствовал к себе какое-то особенно отношение?

– Не могу сказать, что их взгляды так уж радикальны и консервативны. Печататься там довелось в последний год гимназии, так что если бы какое-то особенное отношение и было, то я бы его заметил сразу. Если меня не подводит память, это издание частное и стабильно окупает себя, поэтому лучше работать там по их правилам – а вдруг успешные люди в чём-то правы, например?

— Представим, что это интервью читает ребенок, который отличается от сверстников и не знает, как ему поступать. Что бы
ты ему посоветовал?

 –Пускай такой ребёнок живёт в гармонии с собой. Самое главное в этом возрасте – признать себя и не стесняться этого, чтобы в дальнейшем не стать рабом чужого мнения и не обрасти комплексами. Отношения со сверстниками – в принципе штука необязательная, а свои люди найдутся без проблем и своё место займут. Пускай этот ребёнок поступает, придерживаясь двух качеств – доброты и честности. Думаю, эти качества необходимы любому человеку, который хочет взрастить в себе личность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *