Прослеживаем деградацию райцентра на примере кружков, которые государство закрыло из-за оппозиционности наставника.

21 января. Могилев-Чериков. Все использованные фото взяты из личного архива С.Понизовцева, находящегося в открытом доступе


В 2006 году из чериковского Дома пионеров выгнали руководителя авиамодельного и фото-кружка, специалиста высшей категории Семёна Понизовцева. Причина –  руководство районной ячейкой оппозиционной партии БНФ. Дому пионеров этот фанатично преданный работе человек отдал 45 лет. Но пятнадцать лет назад такие городки, как Чериков, были полностью зачищены от «неблагонадёжных элементов». Опальные оппозиционеры стали маргинальной группой, от которой все шарахались.

Перед тем, как продолжить этот рассказ, нужно вспомнить ещё один громкий инцидент.

В декабре 2017 года в Могилёвском государственном специальном профтехучилище закрытого типа №2 деревообработки (МГСПТУ №2) избили детей за побег.

В могилевском спецучилище избили детей. Главное

Выяснилось, что у одного из парней повреждён позвоночник, и он угодил в больницу. Юношу звали Андрей Шупишев, и он тоже был из Черикова.

В спецучилище подросток попал стандартно: за мелкую кражу из автомобиля суд установил ему режим ограничения свободного времени. А нарушения этого режима привели к тому, что он оказался в МГСПТУ №2.

Это учреждение закрытого типа создано «для решения задач социальной реабилитации, коррекции и содержания подростков, совершивших общественно опасные поступки». В училище направляются (мальчики) в возрасте от 14 до 18 лет, на срок до 2 лет.

Таким образом, ровно десять лет понадобилось Черикову, чтобы от звания кузницы технических кадров для авиации деградировать до состояния бесперспективной провинции. Андрей Шупишев, как и приговорённые к смерти Стас и Илья Костевы, вероятно, могли бы стать лётчиками, закончить вертолётное училище или работать в аэропорту. Для этого нужно было только просто попасть в кружок Понизовцева. Если бы они жили в СССР в 70-е или 80-е годы, именно так бы и произошло. На следующем фото курсанты военных училищ пришли проведать родной чериковский Дом пионеров:

Тогда это была хорошая традиция – навещать кружок, чтобы показать пример парням, которые уже тогда не все были из благополучных семей. Сегодня это люди, на погонах у которых большие звёзды. Нечасто приезжая в Чериков, они первым делом идут не к родственникам, а к человеку, который их по сути спас от судьбы Андрея Шупишева. Люди взрослые это прекрасно понимают.

Чериков был уникальным городом. Всего восемь тысяч населения, а школьники берут первые места на областных и республиканских соревнованиях на авиамоделях с двигателями внутреннего сгорания. Чериков был местом, где дети вручную делали самолёты, которые теперь модно называть беспилотниками. Соответственно, это требовало высокой технической подготовки, и местный дом пионеров такую подготовку давал. Сотни воспитанников кружка стали офицерами, тысячи получили впоследствии высшее и среднее техническое образование.

Но всё закончилось, когда во всемирной сети стали появляться вот такие фотографии: Семён Понизовцев вместо того, чтобы присягнуть нынешней власти, стал соратником «всяким Милинкевичам и Михалевичам»:

После увольнения Понизовцева, авиамодельный кружок закрыли. Всё началось с пакостей: однажды руководитель кружка пришёл на кардодром, построенный ещё в советское время (так называется аэродром для авиамоделей с двигателями внутреннего сгорания), а металлической сетки уже нет. Позже, говорят, её видели у кого-то на заборе. Педагог стал задавать вопросы, а ему припомнили оппозиционные настроения.

Все модели подлежали утилизации в мусорный бак. Что мог, Семён Понизовцев перенёс к себе домой. Туда же стали приходить и его подопечные. Оказалось, что в Доме пионеров больше нечего делать. На тот момент уже пенсионер, Семён Понизовцев обустроил мастерскую в подвале своей пятиэтажки и вёл занятия фактически подпольно, чтобы довести до соревнований последнюю группу авиамоделистов. Один из них, парень из деревни, сегодня заканчивает военную академию, будет оператором беспилотника. Вот так стала выглядеть квартира пенсионера, который свою жизнь посвятил чужим детям.

Мастерская просуществовала до 2014 года. Тренироваться и испытывать самолёты без кардодрома приходилось в поле за городом. Надо отдать должное, организаторы чемпионатов Беларуси, даже зная, что педагог в опале, всё равно приглашали его к участию, хотя к Дому пионеров он уже не имел никакого отношения. И его воспитанники снова брали призы.

Эта тема в Черикове закрыта навсегда. Здесь больше не будет технических специалистов такого класса. Когда читаешь монолог сестры приговорённых к смертной казни, ловишь себя на мысли, что её жизнь – это теперь лишь фон существования в провинции. Все, кто что-то умел и знал себе цену, выброшены на обочину жизни. Ценится страх и приспособленчество, и дети это видят. Сегодня детские специалисты способны на травлю слабых. Если верить словам Анны, именно этим погибшая соседка Костевых и занималась.

«Люди ломились в дом». Что переживает сестра приговоренных к смертной казни в Черикове

Могла ли быть другая судьба у Андрея Шупишева или братьев Костевых в нынешней Беларуси? Идут ли их стопами ещё подростки в Черикове? Нет, всё закономерно, и да – насилие и уголовные приговоры будут ещё.

Пять лет назад про Семёна Понизовцева снимали фильм. Местные жители охотно делились впечатлениями о гении этого педагога, но только в кулуарах. На камеру сказать доброе слово не побоялись единицы. Тогда автор этих строк спросил у женщины при должности, не превратится ли Чериков без таких, как Понизовцев в отсталую страшную провинциальную дыру. Та ответила в стиле свято место пусто не бывает, незаменимых нет и «был этот, станет тот». Она ошиблась.

Александр Бураков