Правозащитники «Могилёвской Весны» получили ответ от замначальника ДИН по поводу условий содержания мам с грудными детьми в заключении.

3 марта. Могилев-Гомель-Минск. Саша Минько


О том, как в гомельской женской Исправительной колонии №4 торжественно открыли общежитие для мам с детьми, но на самом деле не использовали его из-за холода, мы уже писали:

Год назад МВД похвастался открытием “общежития для мам с детьми” в гомельской колонии. Сегодня проект почти мертв

Оказалось, что проблема не только в системе отопления, но и во всей системе исполнения наказаний. У осуждённых женщин нет права на «декретный» — социальный отпуск по уходу за ребёнком до достижения им трёх лет. Это дискриминация, которая не оправдывается никакими объективными соображениями. Но всё законно.

В КГК И ДЕПАРТАМЕНТ ТРУДА ЗА ОТВЕТОМ

Чтобы прояснить ситуацию, правозащитники «Могилёвской весны» обратились в Комитет госконтроля с просьбой установить источник финансовых средств, потраченных на реконструкцию здания общежития для совместного проживания осужденных мам с грудными детьми, и проверить эффективность их использования.

Также они обратились в Департамент государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты с вопросом, на каком основании женщины с детьми в возрасте до трех лет, отбывающие наказание в ИК-4, лишены права на отпуск по уходу за ребенком до достижения им 3 лет и ежемесячного государственного пособия.

Оба запроса были пересланы в Департамент исполнения наказания. И в первый день весны был получен ответ за подписью замначальника ДИН Владислава Мандрика (текст письма имеется в редакции MSPRING.ONLINE).

Выяснилось, что в 2018 году здание было капитально отремонтировано за счёт республиканского бюджета. В нём, помимо участка для совместного пребывания осуждённых женщин с грудными детьми, размещены участок для несовершеннолетних девушек, совершивших преступления, и филиал гомельской средней школы №34. Собственно, это и есть подтверждение той информации, которую мы ранее получили от освободившихся из колонии.

ВСЁ ОКАЗАЛОСЬ ПРАВДОЙ

Далее милицейский начальник использует более сложные формулировки, из которых всё равно становится понятно, что описанные нами проблемы имели место:

«…здание используется с ноября 2018 года при соблюдении температурного режима и иных требований, предъявляемых к помещениям, предназначенным для нахождения людей (в том числе детей). Соответственно, в помещениях филиала СШ №34 температура воздуха поддерживается в пределах допустимой нормы».

То есть, уточнено, что в помещениях филиала средней школы температура была в пределах нормы. Но тогда вопрос — а в помещениях общежития для мам с детьми, для которых всё строилось — что?

Далее следует обнадёживающий абзац. С последней декады февраля некоторым мамам разрешили находиться со своими детьми и в ночное время (с субботы на воскресенье). Всё же, хоть какие-то изменения к лучшему в женской колонии есть.

Но вот ещё дальше следует пассаж, который всю прошлогоднюю инициативу ДИН с общежитием и гуманизацией ставит в принципе под вопрос. Владислав Мандрик пояснил, что в доме ребёнка исправительного учреждения дети находятся на государственном обеспечении, и закономерно, в соответствии с Законом «О государственных пособиях семьям, воспитывающих детей», пособия на них не назначаются.

Также законодательством Республики Беларусь не предусмотрено предоставление осуждённым к лишению свободы социальных отпусков по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет. То есть, получается, что ДИН вложил деньги в общежитие, которое если опираться на закон, использовать нет возможности.

ЗАКОН СУРОВ, НО ТАКОВ ЗАКОН

Один из авторов обращений в КГК и Департамент госинспекции труда Александр Бураков отмечает, что действительно п.3.3 статьи 1 Закона «О государственных пособиях семьям, воспитывающих детей» предусматривает, что на детей, которые находятся на гособеспечении в казённом доме ребёнка, пособия не назначаются.

Но тогда возникает вопрос, зачем было в принципе заниматься этой темой и тратить бюджетные деньги, если и социальных отпусков по уходу за ребёнком до 3 лет нет? Замначальника ДИН не ссылается ни на какой правовой акт, а тем временем общие положения о социальных отпусках предусмотрены статьёй 183 Трудового кодекса.

За комментарием журнал о правах человека MSPRING.ONLINE обратился к юристу правозащитного центра «Весна» Павлу Сапелко. Вот как он разъяснил сложившуюся ситуацию с мамами в колониях.

«Осуждённые в колониях работают не на основании трудового договора, а в связи с осуждением. Их труд регулируется в первую очередь Уголовно-исполнительным кодексом (УИК). А другие правовые акты, в том числе Трудовой кодекс, применяются только тогда, когда на это есть прямое указание в УИК.

 Проблема в том, что в Уголовно-исполнительном кодексе нет нормы о социальных отпусках. Значит осуждённым мамам они не положены. И всё это в рамках закона. Спрашивать с ДИН о социальных отпусках просто бессмысленно.

 Этот вопрос нужно ставить перед законодателями. Это то, что должны сделать депутаты – изменить УИК, дав матерям права на отпуск по уходу.

Материнство на воле и в колонии не должно отличаться более, чем это требуется для выполнения условий наказания в виде лишения свободы – изоляции от общества, воспитательной работы и т.д. Но труд при этом не должен стать средством дискриминации. А в случае с заключёнными матерями труд стал средством разлучить их с детьми в том возрасте, когда присутствие матери жизненно необходимо».

Напомним, в гомельской женской колонии №4 постоянно отбывают срок примерно 1500 узниц. А количество детей в возрасте до трёх лет держится на уровне около трёх десятков. И все мамы согласно режима обязаны постоянно жить не с детьми, а в отряде, их даже не освобождают от дежурств. Они могут видеться со своими малышами лишь в отведённое для этого время – час утром и пару часов вечером.