Ни министерство труда и соцзащиты, ни депутаты Палаты представителей не будут инициировать поправки в Уголовно-исполнительный кодекс в интересах осуждённых мам.

 

Таким образом женщины с грудными детьми, попав в тюрьму и далее будут лишены права исполнять материнские обязанности. Согласно режима они обязаны постоянно жить не с детьми, а в отряде, их даже не освобождают от дежурств. Матери могут видеться со своими малышами лишь в отведённое для этого время – час утром и пару часов вечером.

 

Напомним, в женской исправительной колонии №4, которая расположена в Гомеле, отбывают срок примерно 1500 осуждённых, а количество детей в возрасте до трёх лет держится на уровне около трёх десятков.

 

Законодательством Республики Беларусь не предусмотрено предоставление осуждённым к лишению свободы социальных отпусков по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет. По мнению правозащитников, это очевидная дискриминация, которая не оправдывается никакими объективными соображениями.

 

Как в белорусских тюрьмах женщины с детьми по закону перестают быть матерями

 

Правозащитники «Могилёвской Весны» предприняли попытку призвать власти к более гуманному обращению с женщинами. В Министерство труда и соцзащиты, а также пятнадцати депутатам Палаты представителей – членам комиссий по правам человека и по труду и социальным вопросам были направлены коллективные обращения с просьбой инициировать изменения в Уголовно-исполнительный кодекс (УИК).

 

Правозащитники просили обеспечить женщинам с детьми в возрасте до трех лет, отбывающим наказание, отпуск по уходу за ребенком. По их логике, матери в неволе должны иметь те же права, что и матери на свободе.

 

 

Однако заместитель министра труда и соцзащиты Валерий Ковальков в ответе пояснил, что осуждённые к лишению свободы привлекаются к работе не на основании трудового договора, а в связи с осуждением. Суть его ответа имеет смысл процитировать буквально:

 

«Поскольку с осуждёнными, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, трудовые договоры не заключаются и они не являются работниками, природа правоотношений по предоставлению социальных отпусков осуждённым женщинам не связана с законодательством о труде и не относится к компетенции Министерства труда и социальной защиты».

 

 

Один из авторов обращения Александр Бураков в комментарии для MSPRING.ONLINE отмечает, что этот абзац является квинтэссенцией отношения чиновника к проблеме. «Женщины, работающие полную смену в промзоне колоний даже не считаются работниками», — поясняет правозащитник.

 

Что же касается депутатского корпуса, то пока получен ответ от заместителя председателя Комиссии по правам человека Лилии Ананич (в прошлом – министр информации Республики Беларусь). Депутат высказала мнение, что «изменение подходов в правовом регулировании правоотношений должно определяться государственными органами, в компетенцию которых входят вопросы соответствующей жизнедеятельности».

 

Также она проинформировала, что в процессе рассмотрения обращения правозащитников с участием представителей определённых госорганов (не называя их – прим.ред.) не удалось выявить однозначных подходов в пользу целесообразности изменения УИК.

 

«Учитывая вышеизложенное, на данном этапе не представляется возможным подготовить поправки в Уголовно-исполнительный кодекс Республики Беларусь», — резюмировала Лилия Ананич.

 

 

Таким образом, отмечает Александр Бураков, создаётся впечатление, что всей этой сферой правит Департамент исполнения наказаний МВД – то есть, «государственный орган, в компетенцию которого входят вопросы соответствующей жизнедеятельности» по означению Лилии Ананич. А депутаты и министры готовы лишь выполнять распоряжения милиционеров.

 

По мнению правозащитника, переписка с госорганами в данном вопросе зашла в тупик и скорее всего будет остановлена. При нынешнем режиме очевидно ничего не изменится.

 

Осталась только одна интрига, говорит Бураков – как ответит самая молодая депутат Мария Василевич. Ранее в интервью она заявила, что планирует заняться доработкой законопроекта «Об обращении с животными». Это будет маркер, что важнее депутатам – обращение животными либо с матерями в тюрьме.