Он пытался обжаловать административное взыскание за непосещение столовой во время отбывания наказания в Бобруйской ИК №2.

19 октября. Могилев. Суд Ленинского района. Игорь Лозовский


Андрей Бондаренко подал жалобу в суд Ленинского района Могилева 10 октября. Поскольку в данный момент он находится в местной тюрьме, его интересы представлял адвокат из Минска Вадим Мушинский.

Согласно материалам дела, администрация бобруйской исправительной колонии №2, где правозащитник сидел на тот момент, в январе 2015 года объявила ему выговор за отказ от посещения столовой во время обеда.

Сам Бондаренко утверждает, что у него не было намерения нарушать внутренний распорядок. Во время обеда он находился в церкви при колонии, где совершалась служба. Два мероприятия наложились друг на друга. Произошло это не по его вине – из-за опоздания священника Александра Федорова церковный обряд начался позже намеченного. Ещё до службы он обратился к руководству колонии с уведомлением, в котором говорил о своем намерении посетить её, однако письменного ответа не получил. Бондаренко обжаловал выговор у руководства колонии и в прокуратуре, но получил отказы, после чего решил обратиться в суд.

Адвокат Вадим Мушинский ходатайствовал о присутствии Бондаренко на заседании, однако судья Елена Дыбленко отклонила ходатайство. Она поинтересовалась, почему после административного взыскания прошло больше года, прежде чем Бондаренко обратился в суд.

— В ИК №2 у него была сложная ситуация. Он испытывал сильное давление как со стороны администрации, так и со стороны некоторых заключенных. Он неоднократно писал жалобы относительно этого и других инцидентов, но по его словам, они не покидали даже пределы колонии. Он не получал никаких ответов на свои жалобы, из чего сделал вывод, что до адресата они просто не доходили. Когда его перевели в исправительную колонию в Шклове, проблем с корреспонденцией стало меньше. Он повторно послал свою жалобу в департамент исполнения наказаний и в прокуратуру. После того, как он получил последний ответ из прокуратуры, он обратился в суд.

Судья зачитала характеристику Андрея Бондаренко, представленную могилевской тюрьмой №4. Правозащитник был представлен с негативной стороны: склонен к захвату заложников, высокомерен в общении, имел десяток дисциплинарных взысканий, помещался в штрафной изолятор. Адвокат отметил, что для данного дела эта характеристика не подходит:

— На момент выговора в январе 2015 года  у него было только одно дисциплинарное взыскание. И в ШИЗО он ещё не помещался.

Вадим Мушинский ходатайствовал истребовать заявление Бондаренко, в котором он предупредил начальство колонии о своем намерении посетить церковную службу. Также он просил вызвать в качестве свидетеля священника Александра Федорова. Судья отклонила оба ходатайства, пояснив при этом, что все необходимые по этому делу документы уже представлены в материалах дела. Адвокат выразил мнение, что сотрудники департамента исполнения наказаний представили только то, что было выгодно им, однако Дыбленко проигнорировала это замечание.

В удовлетворении жалобы Андрею Бондаренко она отказала, сославшись на прошедший срок обжалования. Судья отметила, что заключенный обжаловал административное взыскание в департаменте исполнения наказаний и получил отказ в июле 2015 года. У него был месяц, чтобы направить жалобу в суд, однако он этого не сделал.

После суда адвокат Мушинский отказался от официальных комментариев.

Андрей Бондаренко – бывший руководитель правозащитной организации «Платформа Инновэйшн», которая занималась мониторингом мест лишения свободы. В 2014 году его признали виновным в хулиганстве, злостном хулиганстве и особо злостном хулиганстве в отношении трех граждан и осудили на 3 года колонии усиленного режима. На свободу он должен выйти 31 марта 2017 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *