Судья Октябрьского суда Наталья Крашкина заявила, что она – «не чиновник, а пахарь», следовательно, у неё нет причин разговаривать по-белорусски.

12 августа. Могилев. Суд Октябрьского района. Алесь Светлицкий


Рассмотрение жалобы правозащитника Алексея Колчина утром 10 августа привело к неожиданной развязке — он, вместе с двумя своими товарищами, которые присутствовали на суде как зрители, стал свидетелем, как государственная система отвергает белорусский язык.

В самом начале заседания, на котором Колчин обжаловал штраф ГАИ, он ходатайствовал о том, чтобы процесс велся на белорусском языке. В ответ судья Наталья Крашкина позволила говорить ему на белорусском, однако сама отказалась это делать.

Она заявила, что не имеет под рукой законодательства на белорусском языке, поэтому не может вести процесс. Кроме того, она сообщила, что в школе изучала только русский и не видит никакой необходимости в том, чтобы знать еще и второй государственный язык. Тем более, что она, как и другие судьи, не сдавала соответствующий экзамен, когда шла в эту профессию. После этого Крашкина сказала, что учить белорусскому нужно начиная со школ, а не с судов. Она заявила, что не понимает, зачем сам Колчин разговаривает по-белорусски. Правозащитник ответил, что не видит смысла отвечать на подобный вопрос. Тогда она выставила в претензию то, что он, по ее мнению, разговаривает с ошибками, чего она себе позволить, как судья, явно не может.

— Вот вы пишите по белорусски «скарга», а более правильно, как мне кажется, «жалаба». «Скарга» — это будто обида какая-то есть, здесь больше такой смысл, — пояснила присутствующим Наталья Крашкина.

— Я полностью согласен с тем, что судья сетует на отсутствие законодательства на белорусском языке. Это на самом деле дикость со стороны государства — не иметь кодексов, законов на национальном языке. Что касается слов судьи о том, что начинать нужно со школ, о мифических ошибках, о том, что разговаривать она не хочет, чтобы не ошибаться, — это все стандартный набор отговорок, которым люди прикрывают свое нежелание говорить по-белорусски, — прокомментировал слова судьи Алексей Колчин.

Когда от присутствующего правозащитника Бориса Бухеля поступило предложение о том, чтобы сама Крашкина инициировала процесс белорусизации законодательства, судья ответила, что заниматься этим не будет, поскольку ее все устраивает. Желание перемен на благо национального языка она назвала «попыткой устроить бурю в стакане».

Борис Бухель обратил внимание на то, что по закону о языках, Крашкина, как чиновник, обязана владеть и русским, и белорусским. Судья парировала этот тезис тем, что чиновникам она не является и по количеству работы она, как и ее коллеги, больше похожа на пахаря.

В удовлетворении жалобы Колчину Крашкина отказала.

Алексею Колчину дали штраф за то, что он двигался на велосипеде по проезжей части по улице Пионерской в Могилеве. Закон говорит, что по проезжей части велосипедист может двигаться в том случае, если движение по тротуару невозможно. При том, что на Пионерской тротуар есть, его качество и количество пешеходов, создающих помехи велосипедистам, делают движение по ним невозможным, считает правозащитник.

Наталья Крашкина известна тем, что она неоднократно выносила приговоры в отношении общественных активистов и политиков. В 2007 году она приговорила одного из лидеров «Молодого фронта» Артура Финькевича к 1,5 годам заключения за уклонение от отбытия наказания за нанесение антилукашенковских граффити. В 2010 Крашкина дала штраф в 20 базовых величин активистке  Кристине Шатиковой за распространение газеты «Наш дом».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *