Президент Республики Беларусь похвастался, что благодаря ему раскрыли убийство в Могилевской области. Объясняем, что в словах Александра Григорьевича было незаконного.

1 февраля. Могилев. Игорь Лозовский/ Фото — The Interpreter


Александр Лукашенко 1 февраля встретился с председателем Государственного комитета судебных экспертиз Андреем Шведом. На встрече президент рассказал перед журналистами, как с его помощью было расследовано убийство, совершенное в Могилевской области несколько лет назад:

— Ко мне обратились простые люди — отец убитой дочери. Пришел и говорит: Александр Григорьевич, ну не может быть, чтобы было так, как суд принял решение, и так, как следствие провели. Обращений таких много». Я попросил его прислать все материалы, которые у него на руках. Он мне прислал. Я сел и сам за сутки изучил его. И дал команду прокурору и председателю КГБ чего бы ни стоило расследовать это уголовное дело. Негодяя нашли в России, привезли в Минск, возбудили снова уголовное дело, начали расследовать. Притом я контролировал весь этот процесс. И оказалось, что он — убийца. А его фактически оправдали, — распространило слова Лукашенко БелТА.

Правозащитник Борис Бухель советует президенту переквалифицироваться в следователи:

— Уму непостижимо, чтобы глава государства занимался, внимание, целые сутки тем, чем может заниматься сразу несколько силовых структур, от Следственного комитета до прокуратуры. Одной фразой Александр Григорьевич просто деклассировал систему расследований преступлений в стране, — считает Бухель.

Борис Бухель

Статус президента позволяет Лукашенко инициировать новый уголовный процесс. Но и только:

— То есть его слова «дал команду прокурору и председателю КГБ» ещё можно оправдать. А вот то, что он контролировал процесс, вызывает вопросы. Согласно уголовно-процессуальному кодексу Республики Беларусь никто не в праве вмешиваться в работу следователя или судьи, давить на них. Как вы думаете, контроль со стороны президента, который недоволен оправдательным приговором, можно рассматривать как давление? – удивляется правозащитник.

Вопросы также вызывает фраза Лукашенко о доставке обвиняемого в Беларусь:

— Возможно, президент просто оговорился или журналисты не так передали его слова. Но обратите внимание – «негодяя нашли в России, привезли в Минск» и только потом возбудили уголовное дело, что является безусловным нарушением, — обратил внимание Борис Бухель.

Следующую фразу, которую сказал президент, правозащитник назвал нон-сенсом.

— В материале БелТА Лукашенко сначала называет человека убийцей, который сам во всем признался. А потом, чуть ниже в тексте, уже на встрече с председателем КГБ Вакульчиком Лукашенко сказал, что «дело по Могилеву находится сегодня в суде». Так если оно в суде, какое право президент имеет право называть человека убийцей? Это прямое давление на суд, прямое нарушение уголовного кодекса, — возмущается Бухель.

Он считает, что в попытке похвастаться президент нанес вред всей судебной и следственной системе:

— Как вы думаете, как будут рассматривать после таких вот интервью уголовные дела? Если президент обещает «откопать тех, кто вел и выносил оправдательный приговор»? Будут делать все, чтобы доказать вину, хотя точно также следователь обязан искать факты невиновности обвиняемого. Ну а суды, которые сегодня выносят мизерное количество оправдательных приговоров, будут признавать вину всех и вся. «Правовое государство» в действии, — с иронией подмечает правозащитник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *