Правозащитники «Могилёвской весны» в своей переписке с медицинской службой департамента финансов и тыла ожидали разных исходов, но только не избирательной слепоты.

15 октября. Могилев-Бобруйск. Саша Минько

Внимание! При использовании или перепечатке данного материала в других Интернет-источниках, упоминание сайта mspring.online с гиперссылкой на оригинальный текст обязательно в первом абзаце!


Медицинская служба Департамента финансов и тыла МВД по Могилёвской области не увидела листов железа и стеклоблоков на оконных проёмах бобруйского СИЗО-5, которые мы все видим на фотографиях. Странно! Разве это не металлические щиты?

А вот и стеклоблоки, зафиксированные на фото в июле 2015 года фотографом бобруйского издания «Коммерческий курьер» (сегодня во внутренний двор СИЗО попасть невозможно).

Ранее могилевские правозащитники потребовали от ДИН МВД привести условия содержания узников в бобруйском СИЗО №5 в соответствие с Минимальными стандартными правилами ООН и белорусскими санитарными нормами.

Вриод начальника Медицинской службы Департамента финансов и тыла МВД по Могилёвской области (ДФиТ) Игорь Потапенко сообщил «Могилевской весне», что оборудование оконных проёмов всех камер содержания соответствует требованиям нормативных документов.

БОБРУЙСКОЕ СИЗО – САМОЕ ОТВРАТИТЕЛЬНОЕ?

Правда, руководящий сотрудник департамента МВД, к сожалению, ни словом не обмолвился о Минимальных стандартных правилах ООН в отношении обращения с заключёнными. Похоже, милиционеры сознательно умалчивают об этом документе, понимая, что нарушают его положения.

Зато раскрылись другие любопытные подробности устройства бобруйского СИЗО – ДФиТ отказался «видеть» железные щиты на окнах, зато признал наличие «ресничек».

Бобруйское СИЗО-5: памятник архитектуры, который упоминал Герцен и который пора закрывать

Реснички – металлические полоски шириной 5-6 сантиметров, приваренных к решётке с внешней стороны окна под углом 45 градусов. Эти металлические пластины превращают тюремную камеру в каменный мешок. На фото из-за толстых стен старинного здания “башни Оппермана”, в котром и размещено СИЗО-5, их не видно.

Но Потапенко пишет, что они есть: «решётки, а также металлические полоски оконных щитов-жалюзи, расположенные под углом, не исключают инсоляцию камер».

Таким образом, бобруйское СИЗО может претендовать на статус наихудшего в стране. Вот так выглядит окно бобруйского СИЗО №5 – это “сэндвич” из решёток: сетка-рабица, железная решётка, внутри стены металлические жалюзи и ещё решётка внутри камеры.

Европейский суд по правам человека, рассматривая один из кейсов узника из Санкт-Петербурга, признал, что именно металлические жалюзи, ставни, перекладины или пластины, которые закреплены на окнах, препятствуют доступу заключённых к естественному свету и попаданию свежего воздуха в помещение. Это лишает человека под стражей базовых элементов жизни, которыми они имеют право пользоваться. По этой причине даже в России они вне закона. Но в Беларуси всё ещё используются.

ДФиТ в лице Потапенко признало, измерение Коэффициента естественной освещённости в камерах СИЗО не проводились – якобы, невозможно соблюсти методику. Это уже стандартный и немного абсурдный ответ: всё в норме, но замеры не проводились, так как их невозможно провести.

ПРОКУРАТУРА ПОДТВЕРЖДАЕТ. НО НЕ РЕАГИРУЕТ

После обращения правозащитников «Могилевской весны» прокуратура Бобруйска провела внеплановую проверку СИЗО.

Заместитель прокурора города Александр Конецкий по её итогам сообщил, что «камеры, в которых находятся лица, содержащиеся в СИЗО-5, оборудованы естественным (посредством оконных проёмов) и искусственным (посредством светильников со светодиодными лампами) освещением».

Запомним это словосочетание – «посредством оконных проёмов» — здесь не говорится о реальном окне, но о проёме.

Диссонанс становится понятным в следующем абзаце: «оконные проёмы камер оборудованы ограждением решётчатого заполнения с возможностью открывания, снаружи – стальной противопобеговой и защитной сетчатой решётками, щитами-жалюзи со светопропускной способностью».

Иными словами, Конецкий говорит о том, что есть оконный проём и в нём есть окно, но оно загорожено тем самым “сэндвичем” из решёток, о котором писал вриод начальника Медслужбы ДФиТ. Вспомнил ли зампрокурора города Бобруйска о международных нормах? Нет.

Далее Конецкий указал, что указанное оборудование соответствует требованиям технического кодекса, утверждённого приказом МВД Беларуси от 05.05.2011 года. По всей видимости, речь идёт о засекреченном документе ТКП 310-2011 «Здания, сооружения следственных изоляторов, арестных домов и тюрем», о котором мы недавно писали

Технические условия содержания людей в белорусских тюрьмах и СИЗО прописаны в документе. Милиция его засекретила

Концовка письма зампрокурора города Бобруйска предсказуема. Произвести замеры естественного освещения в камерах в ходе проверки не представилось возможным, так как методика измерения предполагает освобождение камер от мебели и санитарно-технического оборудования. Это значит, что бобруйское СИЗО №5 никогда не проверялось на соответствие санитарным нормам и вряд ли они когда-либо выполнялись.

Как исправить ситуацию, если даже зампрокурора расписался в собственном бессилии?

Между тем, такая ситуация характерна для всей Беларуси. Всего в системе ДИН девять таких учреждений: три тюрьмы – в Могилёве, Гродно и Жодино; шесть СИЗО – в Минске, Бресте, Витебске, Гомеле, Барановичах и Бобруйске. В них содержится более 6 тысяч человек. Чтобы ситуация сдвинулась с мёртвой точки, правозащитники обратились напрямую в МВД.