Судья Полина Антипчук, изучив жалобу могилёвских правозащитников на действия Департамента финансов и тыла МВД Беларуси отказала в возбуждении дела. Обосновала она это решение якобы «неподведомственностью».

19 февраля. Могилев-Минск. Саша Минько / Фото — БелаПАН


Коллективное заявление в суд подала группа правозащитников «Могилевской весны» в начале февраля этого года. Они потребовали от МВД срезать с окон следственных изоляторов и тюрем металлические жалюзи (так называемые «реснички»), которые препятствуют попаданию в камеры солнечного света, и заменить их на обычные решётки.

Использование «ресничек» сегодня незаконно, так как приводит к грубому нарушению санитарных норм и правил — такова была позиция заявителей.

Могилёвская тюрьма №4 и ООН. Как могилёвские правозащитники пробуют облагородить СИЗО

Ответ от имени МВД дал правозащитникам начальник Департамента финансов и тыла (ДФиТ) МВД Виктор Дубовец. В нём милицейский чиновник сообщил, что в будущем при проведении ремонтных работ будет реализована норма по использованию «иных альтернативных инженерных заграждений, конструкция которых позволяет пропускать в камеру естественное освещение». Но никакой конкретики больше не сообщил.

А далее, как указал Виктор Дубовец, в случае несогласия с таким решением заявители могут обжаловать его в суд в установленном законом порядке.

Правозащитники воспользовались подсказкой милиционера и направили жалобу в суд Московского района города Минска по месту нахождения ответчика. Целью заявителей было добиться исполнения санитарных норм уже сейчас, в срочном порядке, а не в далёком будущем.

Однако позиция судьи Полины Антипчук ставит право на обращение граждан в суд под вопрос. Явно не желая в чём-либо обвинять структуры МВД, она отказала в возбуждении дела, обосновав это неподведомственностью.

В МВД СУЩЕСТВУЕТ ДОЛЖНОСТЬ-ПРИЗРАК

Один из авторов заявления в суд, активист могилёвского отделения правозащитного центра «Весна» Александр Бураков отметил, что не был удивлён таким развитием событий. К концу недели, проанонсировал он, отказ суда будет обжалован в вышестоящей инстанции.

Более того, отмечает Бураков, это не единственная проблема с которой столкнулись правозащитники к нынешнему моменту. Например, в ранее полученном письме от замминистра здравоохранения Вячеслава Шило говорится, что в соответствии с Законом Республики Беларусь «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» организация ведомственного контроля возлагается на Главного санитарного врача МВД Республики Беларусь.

Такой должности в МВД, как оказалось, нет вовсе. Есть начальник Республиканского центра гигиены и эпидемиологии ДФиТ МВД и всё.

Есть Главный санитарный врач в Министерстве обороны, в других ведомствах, но не в МВД. То есть, должность, предусмотренную в законе никто не занимает. В настоящее время правозащитники всё же готовят заявление в адрес именно Главного санитарного врача МВД, как это предусмотрено законом. «И потом мы посмотрим, кто и как на него ответит», — резюмирует Александр Бураков.

СИСТЕМА ПУТАЕТ САМА СЕБЯ

MSPRING.ONLINE попросил у юриста Правозащитного центра «Весна» Павла Сапелко прокомментировать отказ суда принимать жалобу. Вот что он разъяснил.

«Коротко ситуацию можно описать так: зачем вникать в суть проблемы, если можно эту проблему просто отфутболить.

После заявления в МВД, в ответ само МВД заявителям предложило за поиском правды обращаться в суд. А в суде альтернативы не предложили. Выход пока видится единственный – обжаловать отказ суда в возбуждении дела в вышестоящий суд. Результат рассмотрения частной жалобы покажет, есть ли у дела перспектива все же быть рассмотренным судом.

А если рассматривать ситуацию с точки зрения прав человека, то из международного Пакта о гражданских и политических правах мы знаем, что каждый вправе обратиться в суд для определения его прав и обязанностей, и при этом рассчитывать на справедливое публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом.

Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, которую приняла Генеральная Ассамблея ООН, о соблюдении положений которой недавно заявляла Беларусь, гласит, что каждый человек, индивидуально и совместно с другими, имеет право «в связи с нарушениями прав человека и основных свобод в результате политики и действий отдельных должностных лиц и государственных органов подавать жалобы или иные соответствующие обращения в компетентные национальные судебные, административные или законодательные органы или в любой другой компетентный орган, предусмотренный правовой системой государства, которые должны вынести свое решение по данной жалобе без неоправданной задержки».

Но наше законодательство об обращениях граждан и гражданское процессуальное законодательство не синхронизировано: в ГПК по старинке говорится об обжаловании действий «ущемляющих» права. По закону «Об обращении граждан и юридических лиц», заявление – это сообщение о нарушении актов законодательства, недостатках в работе государственных органов.

А обжалование – это требование о восстановлении прав, свобод и (или) законных интересов заявителя, нарушенных действиями (бездействием) организаций, граждан. Вот и разберись, что там у кого «ущемляет» выявленное заявителем нарушение».