Я слишком худая и из-за этого сталкиваюсь с дискриминацией


СОЦИУМ / Вторник, Июнь 19th, 2018

Необычная история могилевчанки Анны Абрамкиной, которая при росте в 170 см весит 40 кг. Оказывает, не только девушки в теле и ЛГБТ сталкивают в Могилеве с осуждением окружающих.

19 июня. Могилев. Саша Райкон. Фото — из личного архива героини


Анне Абрамкиной 25 лет. Сейчас она живет в Могилеве. По образованию она журналист, но, как говорит сама, пока ушла из профессии на неопределенный срок. Анна любит общаться с интересными людьми, фотографировать и творить. Но пока она не знает, чем конкретно хочет заниматься.

А ещё Анна постоянно сталкивается с негативной реакцией в свой адрес из-за своего внешнего вида. При росте в 170 см она весить всего лишь 41 килограм. Этого достаточно, чтобы стать в нашей стране жертвой дискриминации.

ХУДОБА ВЫЗЫВАЕТ БОЛЬШЕ ВЫСКАЗЫВАНИЙ, ЧЕМ ЛИШНИЙ ВЕС

Мой рост – 170 см, вес – 41 кг. Я никогда в жизни не сидела на диетах, не ограничивала себя в еде, в том числе во вредной и калорийной пище – ее я особенно приветствую. Причина моей худобы кроется не в болезнях, не в голодоморе – просто я такая от природы. И это вызывает у окружающих порой удивительную бурю эмоций.

Я считаю себя толерантной. Смысл этого пугающего многих слова я вижу не в том, чтобы что-то или кого-то любить или поддерживать, а в том, чтобы относиться ко всем с добротой и пониманием того, что все люди абсолютно разные в своих стремлениях, желаниях и поведении.

Главное, чтобы они не вмешивались в жизнь других. Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Я стараюсь воспринимать всех адекватно, без предрассудков относительно религии, расы или сексуальной ориентации. Меня не смущают татуировки, яркие волосы или выбритые затылки. Нужно смотреть в суть вещей и в суть людей, и тогда можно увидеть гораздо больше интересного, чем простую оболочку.

Я бы хотела такого же отношения и к себе. Но сталкиваюсь с другим.

Почему-то подойти к человеку с «проблемным» весом и спросить у него, отчего у него такие выдающиеся формы – нельзя. Это считается явным неуважением и проявлением своей невоспитанности.

А вот спросить у худого, отчего он такой вот тощий, вполне нормально. Лично я думаю, что и то, и другое – верх неуважения к окружающим, и мне кажется, ни у кого нет права указывать кому-то, в какой весовой категории ему пребывать. Однажды о моем внешнем виде меня спросил человек с большим весом и я ответила ему таким же неудобным вопросом. До сих пор чувствую себя неприятно и думаю, что проявила себя далеко не с лучшей стороны.

КАК РЕАГИРОВАТЬ НА НЕГАТИВ? ЮМОРОМ

Я постоянно сталкиваюсь с тем, что ко мне могут подойти в очереди, на улице, на остановке или в любом другом общественном месте и спросить в лоб «А чего ты такая худая?».

Честно говоря, я не могу ответить на этот вопрос и пребываю в ступоре – то ли от наглости, то ли от своей беспомощности против хамства. Чаще всего я отшучиваюсь, мол, кушать нечего и можете меня покормить.

С таким же вопросом очень часто сталкиваюсь в больницах – но врачей простить можно, им важно состояние моего здоровья. Людей, с которыми я знакомилась и которые ни разу не акцентировали внимание на моем весе, я могу легко пересчитать. Мне подсказали прекрасный ответ на вопрос о том, что такого можно кушать и как достичь моих параметров – есть то же, что и сейчас, только на два ведра меньше. Но это ведь неправда (смеется). Потому что я как раз и могу съесть два ведра еды и не поправиться.

ОБИДНО, КОГДА НАЗЫВАЮТ ЖЕРТВОЙ НАЦИСТСКИХ ЛАГЕРЕЙ

Наверное, мне повезло с одноклассниками, которые довольно редко и в деликатной форме спрашивали меня о худобе. Чаще всего люди думали, что меня дома не кормят – но, к их чести, подобные вопросы не задавали. Никто не поймет сам, что он выглядит как-то неправильно или иначе, пока окружающие не скажут ему об этом. В моем случае это были невоспитанные взрослые, которые с подобными расспросами обращались к маме и обижали скорее ее, а не меня.

Несколько лет назад я огрызалась, как и всякий приличный подросток, но теперь поумнела и отношусь ко всему более терпимо. Людей не переделаешь, а расстраиваться из-за высказываний тех, чье мнение мне не очень интересно, тоже не хочется. Конечно, в глубине душе я, как порядочный интроверт, переживаю – но не так сильно, как прежде. Будучи ребенком, конечно, даже плакала – а кому бы не было обидно, когда тебя называют жертвой немецких концлагерей? (смеется)

Меня спрашивали о внешнем виде везде – и в университете, и при приеме на работу, и во время беседы с врачами, и во время разговора с посторонними и абсолютно незнакомыми мне людьми. Мне советуют поправиться, кушать больше, иногда делают сочувственную мину и говорят, мол, все впереди, станешь и ты «нормальной». Это, знаете ли, тоже звучит не очень, не правда ли?

НОРМА – ЭТО ТО, ЧТО НАМ НАВЯЗЫВАЕТ ОБЩЕСТВО

Я не любитель всех объединять под какими-либо лозунгами. Мне кажется, тут нужно, как и во всяком другом деле, проводить разбор полетов индивидуально. Безусловно, у белорусского народа есть черты, которые можно найти у каждого конкретного его представителя. И все же я думаю, что назвать всех толерантными не получится, как и утверждать обратное.

Я бы сказала иначе – многим не хватает чувства такта и уважения к окружающим. Хотя, наверное, это тоже составные толерантности и никак не связаны с нацией.

Скажу только, что к той самой пресловутой европейской терпимости, которая почему-то видится всем в борьбе за права ЛГБТ, многим еще идти и идти. Очень часто я встречаюсь с зашоренностью сознания и неготовностью принимать нечто новое и «не такое».

Норма – это то, что нам навязывает общество. Определенные рамки, за которые выходить непозволительно. Понятие довольно абстрактное и смешное, потому что никто толком не сможет дать ему точного определения. Нормы устанавливают люди, чтобы им было проще воспринимать окружающий мир. Все, что входит  в «норму», просто и понятно. Поэтому гениальность, внешний вид, привычки и прочее легко называть отклонением от «нормы», то есть от того, что легко понять. Я считаю, что норма чего-то у каждого своя, как и правда.

В БОЛЬШИХ ГОРОДАХ НА ТЕБЯ ОБРАЩАЮТ МЕНЬШЕ ВНИМАНИЯ

Наверное, многие мне не поверят, но я не комплексовала из-за своей фигуры. Комплексовать – значит пытаться подстроиться под желания окружающих, а это пустая трата времени. Всегда найдется тот, кто тебя не воспримет, каким бы ты ни был, потому что даже красота – слово с таким же неопределенным смыслом, как и «норма».

Все в этом мире относительно. Я бы хотела стать физически более развитой, то есть, поработать с мышечной тканью, но это только для себя, чтобы поднять лишний чемодан и обойтись без посторонней помощи. В перспективе хочу посещать тренажерный зал – но это я отложила в тот самый пыльный долгий ящик.

В больших городах на тебя обращают меньше внимания – это такой закон. И не потому, что там больше воспитанных людей (кто знает?), а потому, что всем просто нет до тебя дела. Им некогда – люди спешат, занятые своими мыслями и заботами. Но если говорить о стандартах красоты, то в райцентрах, в Минске или Могилеве они отличаются.

В маленьких населенных пунктах до сих пор многие любят людей в теле, потому что для них это – синоним красоты и силы. Не знаю, корректно ли я выразилась, но это так – чем девушка плотнее сложена, тем лучше. Понятно, что для своих родных Костюковичей я – дистрофик и причина для смешков за спиной.

В Могилеве я такого не замечала, в Минске и подавно. Но везде люди разные – и гадости, и комплименты можно услышать абсолютно везде, вне зависимости от месторасположения. Порой мне говорили очень хорошие вещи – это поднимало настроение и, чего уж там, самооценку тоже.

Иногда завистники очень полезны. Они помогают тебе понять, чего ты достиг, чего не достиг и что в тебе такого, на что многие обращают внимание. Я считаю, что завидовать результату генетической лотереи как-то… неправильно, что ли.

Вот если бы моя фигура была плодом упорного труда и проявленной воли, тогда можно было бы обратить внимание на такие чудесные качества. Чаще всего завидуют тому, что мне не приходится часто менять гардероб из-за резких изменений веса.

КАК СДЕЛАТЬ НАС ТОЛЕРАНТНЕЕ

Я думаю, что недостаточно просто обратить внимание на уязвимые группы – необходимо убедить общество в том, что в нем имеют право быть абсолютно все. И ЛГБТ, и трансгендеры, и неформалы, и люди с какими-то «не такими» взглядами на жизнь. А когда это получится, нужно научить жить всех в мире со всеми. Никто никому не собирается что-то навязывать, многие из тех, кто подвергается гонениям, просто хотят понять, почему они не достойны жить и почему их подвергают моральному прессингу. Давление общества – это, знаете ли, штука серьезная. Не каждый сможет скроить свою жизнь по особой схеме, без оглядки на кого-то и навязчивой мысли в голове «А что обо мне скажет метафорическая тетя Глаша?». Поэтому те, кто без боязни говорит о своей «нетакости», заслуживают уважения хотя бы за то, что они сильные личности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *