«Милиционер порвал мое заявление и оскорбил меня»

По словам Геннадия Фадеева, его заставили писать протокол под диктовку, оскорбляли и не давали связаться с родственниками.

Вечером 12 февраля, когда он был в гостях у своей подруги в многоквартирном доме, Фадеев услышал шум борьбы на лестничной площадке. Когда он вышел, он увидел, что там происходит драка.

Фадеев вызвал милицию. Наряд патрульно-постовой службы прибыл на место где-то через десять минут, после чего Фадеева сопроводили в ближайшее отделение для дачи показаний, объяснив это тем, что участковый занят и не может опросить его и подругу на месте. Там сотрудники ППС передали его старшему лейтенанту Гайде и лейтенанту Радевичу. С этого момента начались проблемы.

— Мне было предложено написать заявление, и под диктовку Радевичу я начал писать на распечатанном бланке. Но дальше я стал описывать то, что произошло на самом деле, а не то, что диктовал Радевич. Он стал на меня ругаться, выхватил заявление и порвал его на моих глазах, сказав, что так писать не надо. На это я возразил, что это мое заявление и я имею право писать так, как сочту нужным. Тогда мне предложили посидеть и хорошо подумать, а старший лейтенант Гайда провел со мной беседу по правилам заполнения заявления, рассказал об инструкциях, которыми их обложило начальство, и попросил пойти им на встречу, — заявил в своей жалобе Геннадий Фадеев. — Когда я стал повторно писать заявление, я снова пытался донести только то, что знаю, а не то что диктовал мне Радевич — но он снова порвал мою недописанное заявление, а меня обозвал «дебилом».

У мужчины изъяли ремень и личные вещи, при этом не объяснив причину такого решения. Законное требование Фадеева сообщить о задержании родственникам милиционеры, исходя из его слов, также проигнорировали:

— Я воспользовался случаем и попросил одного из тех, что находился со мной в отделении, сообщить моей матери о моем незаконном задержании без всяких на то причин, что гражданин по имени Игорь (фамилию не знаю) и сделал. Через полчаса подошла моя мать, но в отделение ее не пустили. Сказали, что они уже не работают, а объяснить, почему меня задержали, отказались.

Ночью Геннадия Фадеева перевели в камеру РОВД Октябрьского района, где, по его словам, было душно и мало места.

— В камере мне стало плохо, начались боли в правой почке, и мне вызвали бригаду скорой медицинской помощи, которая сделала мне укол и доставила меня в больницу, где мне провели обследование и оказали медицинскую помощь. После этого я был снова доставлен в Октябрьский РОВД и помещен в переполненную камеру, где до утра просидел в неудобной вертикальной позе на узенькой бетонной скамье. Считаю, что таким образом я стал объектом пыток и унижений со стороны сотрудников органов внутренних дел, — заявил Фадеев.

По его мнению, милиция сделала это только с одной целью — получить подписи под «правильно составленными» протоколами. При этом в деле, как отметил он, хватает ошибок.

— Во-первых, не был опрошен ни один свидетель. Во-вторых, они запутались во времени. Когда я вызвал милицию, в 21 час 21 минуту и ​​59 секунд, что легко проверяется по запросу оператору, то я уже никак не мог снова оказаться в том же подъезде в 22 часа 30 минут, как это следует из протокола об административном правонарушении, протокола о задержании и рапортов сотрудников милиции, в которых указаны ложные показания по поводу моего задержания в 22 часа 30 минут. На самом деле, в это время я уже находился в опорном пункте, — заявил Фадеев.

В своей жалобе он просит отменить постановление от 13.02.2016 и приостановить дело за отсутствием состава правонарушения, а также вынести частное определение в адрес Октябрьского РОВД г. Могилева за допущенные нарушения.

На снимке — участок, где Фадеева допрашивали Гайда и Радевич

Каментар

Ваш e-mail не будзе апублікаваны ( required )

ВКонтакте

Facebook

Архив