Предварительное согласие было достигнуто между правозащитниками, общественными деятелями, политиками и активистами во время дискуссии в общественном центре «Кола».

29 октября. Могилев. Игорь Лозовский


Около тридцати человек собралось 26 октября на дискуссию о памяти жертв политических репрессий, которую устроили могилевский филиал правозащитного центра «Весна» и сайт о правах человека mspring.online.

Во время дискуссии модератор Александр Бураков поднял вопрос о том, что в последние годы на акции памяти приходит все меньше людей и все больше растет разобщенность между ними:

— В прошлом году три группы человек отдельно провели свои акции. Причем нельзя сказать, что на них было много людей. Память о том, что советское государство массово убивало невинных людей, постепенно стирается. В это время власти устраивают праздники в честь несуществующего уже комсомола и участвуют в митингах в честь Октябрьской революции. Нам пытаются внушить, что коммунизм, Советский союз – это только позитив.

Перед собравшимися выступил общественный деятель, писатель Михась Буловацкий, который рассказал о том, как они с единомышленниками проводили первый в Могилеве митинг, посвященный памяти жертв политических репрессий. Прошел он на месте массовых расстрелов, недалеко от мясокомбината. Кроме того, при его участии был установлен первый памятный крест на месте убийств. Однако, считает Буловацкий, логичным шагом является установка памятника.

Выступает Михась Буловацкий

Памятник в этом месте, как я считаю, необходим, чтобы люди помнили, как убивало советское государство, — заявил общественный деятель. Его семья сама пострадала от репрессий.

По поводу количества убитых с ним пытался поспорить местный лидер партии левых «Справедливый мир» Валерий Березиенко, который также присутствовал на дискуссии:

— Никто не может сказать точное число убитых. Не нужно навешивать на государство те убийства, которые оно не совершало, — высказался политик.

На это Булавацкий возразил тем, что даже когда государство убивает сотню невинных человек – это уже страшно. Тем более, когда есть данные из серьезных источников, что счет идет на миллионы. Сюда входят не только те, кого непосредственно расстреляли, но и те, кто погиб в лагерях.

Историк Александр Агеев рассказал, как репрессии затронули его семью:

— Вот у меня есть бумага. Булавкин Павел Спиридонович. Родился в 1878 году в деревне Химы Оршанского района. Это мой прадед. Белорус. Крестьянин. Арестован 19 сентября 1937 года по статье 72 Уголовного кодекса БССР. Это антисоветская агитация. Осужден «тройкой» НКВД 28 сентября. Приговор – высшая мера наказания. Конфискация имущества. Расстрелян 13 октября. Реабилитирован в 1989 году.

Выступает Александр Агеев

Агеев отметил, что он случайно узнал про судьбу своего прадеда. Точно также большая часть белорусов могут банально не знать, что их родных репрессировали. Он выразил согласие с тем, что нужно пытаться провести акцию памяти жертв репрессий совместными усилиями. В пример он поставил организацию мероприятий в честь столетия Белорусской народной республики:

— Весной этого года могилевчане показали, что они умеют самоорганизоваться, договориться и совместно сделать важные вещи. То же самое, я думаю, имеет смысл сделать и сейчас.

Также он согласился с идеей установки памятника жертвам политических репрессий, отметив, что только совместными усилиями этого удастся достичь.

Политик Дмитрий Соловьев рассказал, что в свое время попытка установить памятник жертвам репрессий была:

Горисполком тогда ответил, что, мол, пожалуйста, устанавливайте. Но за свои деньги. Никакого участия в установке государство принимать не хотело, — сообщил Соловьев.

Сейчас, отметил политик, во многом придется все начинать сначала.

По итогу дискуссии было принято решение провести акцию памяти жертв политических репрессий на месте расстрелов, где сейчас установлены кресты (район мясокомбината), с приглашением всех желающих. Дата – 3 ноября, в 12 часов дня.

В течении этой недели организаторы должны определиться с форматом.

Кроме этого, планируется возобновить работу по установке памятника репрессированным советским режимом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *