Представители “уязвимых групп” по-прежнему остаются самой незащищённой частью общества, о правах которых вспоминают в последнюю очередь.

20 марта. Саша Минько. Орша-Могилев. Фото автора.

При использовании или перепечатке этой статьи на другие сайты гиперссылка на оригинал обязательна в первом абзаце.


В данном материале речь пойдёт о наркозависимых – людях, по сути, “конченных” с точки зрения власти и значительной части белорусского общества. Например, на сайте УВД столичного облисполкома можно прочесть, что любить наркомана – значит самой (самому) придется стать наркоманом. Или что все наркоманы – психопаты.

Неделю назад mspring.online уже писал о проблемах с финансированием программ по профилактике ВИЧ Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией.

Финансирование программ по профилактике ВИЧ прекращено. Чем это нам грозит?

Задержка возникла из-за волокиты в кабинетах белорусских чиновников самого высокого ранга. Деньги в размере 15 миллионов долларов США, рассчитанные на три года проектной поддержки неправительственных организаций, непосредственно работающих с наркоманами и ВИЧ-инфицированными, просто не прошли необходимую регистрацию, как того требует закон, регулирующий правила получения международной технической помощи.

Вечером вторника, 19 марта стало известно, что Совмин наконец-то соизволил зарегистрировать грант Глобального фонда, но это не значит, что все проблемы улетучились в один миг – пока деньги дойдут до адресата, пройдёт ещё несколько недель. Мы решили послать корреспондента в точку контакта с наркопотребителями, чтобы своими глазами увидеть с какими проблемами сталкиваются пункты профилактики и помощи наркозависимым.

РАЗДАВАТЬ НЕЧЕГО

Всего в Беларуси насчитывается 31 пункт профилактики и снижения вреда от наркопотребления и ВИЧ. Все они испытывают острый дефицит раздаточных материалов: шприцев, игл, презервативов. Более того, сотрудники, подвергающие своё здоровье несомненному риску, работают пока за бесплатно. Уже третий месяц на выплату зарплат денег нет. Экономить приходится даже на бензине – за него тоже платил Глобальный фонд.

Мы решили отправиться в Оршу, самый близкий (79 км) и легкодоступный город: 6 раз в день туда отправляется пригородный дизель, и 9 поездов дальнего следования. Там “Позитивное движение” — старейшая белорусская организация, работающая с наркоманами,-имеет свои стационарные и мобильные точки.

Отметим, что Могилёв по количеству наркозависимых и ВИЧ-инфицированных можно назвать городом благополучным. Чего не скажешь о наших соседях. В Беларуси на учете стоят свыше 16 тысяч наркозависимых, еще несколько тысяч отбывают наказание в местах лишения свободы.

Однако это официальные данные. Неофициально специалисты эту цифру смело умножают на десять. Наибольшее число зависимых зарегистрировано в Минске и Гомельской области (лидер и по количеству ВИЧ-инфицированных), а наименьшее — в Могилевской. Но среди городов, где наблюдается самая напряженная ситуация фигурируют Жлобин, Орша, Витебск, Светлогорск, Гомель – наши ближайшие соседи.

ПОЧЕМУ ОРША?

Мобильным пунктом профилактики и снижения вреда оказывается обычный минивэн, припаркованный в неприметном месте на окраине гаражного кооператива. Оказывается, что в 100-тысячной Орше он объезжает регулярно, хотя бы раз в неделю, 16 точек. Время приезда спасительной машины местные наркоманы прекрасно знают. В день за помощью мобильного пункта – это обмен использованных шприцев на новые – обращается от трех до 20 человек. И им ранее выдавалась порция шприцев на неделю, это примерно 5-7 штук. Таким образом, количество розданных расходников, как можно посчитать, доходило до 140 штук в день.

Неблагополучность Витебска и Орши объясяются просто: они стоят на границе с Россией, до Смоленска всего 120 километров. Оттуда и везут наркотики вместе с продуктами и одеждой с рынков.

Местные жители ездят в Россию и на заработки. Возвращаясь домой, они привозят с собой ещё и что-нибудь запрещённое – поразвлечься. Самые потребляемые вещества здесь – героин и метадон, но последнее веяние – это “соли” и психотропы для внутривенного применения. Если раньше синтетические наркотики просто глотали, то теперь и их можно колоть. По признанию наркозависимых, “приход” тогда наступает мгновенно.

Теперь ситуация удручающая. Из-за неполученных вовремя денег Глобального фонда раздавать просто нечего. Ранее для инъекций на один шприц выдавались ещё две дезинфицирующие спиртовые салфетки, исключавшие заражение крови, например, частицами жира на коже или грязью. Они закончились первыми. Также совсем нет презервативов. Из шприцев остались только двух видов – на 10 и 20 миллилитров, самые ненужные. Например, огромные “двадцатки” востребованы только летом, когда появляется на наркорынке мак. Не пользуются спросом и “десятки”, ведь у инъекционных наркоманов со временем усыхают вены и попасть в них этими шприцами нереально.

СНОВА ШПРИЦ ПУСКАЮТ ПО КРУГУ

Нужны шприцы на 1 и 2 миллилитра, которыми можно вводить наркотик в капилляры и нетрадиционные места. Медики их ещё называют “инсулинками”. И вот как раз их запасы иссякли ещё три месяца назад. Это привело к тому, что реально некоторые наркоманы хранят свои использованные шприцы и используют их повторно. Это прямой путь к заражению: когда наркотик принимается совместно, зависимые люди не в состоянии понять где чей шприц и могут пускать его по кругу даже не понимая этого.

Но наихудшим эффектом от дефицита шприцев сотрудники передвижного пункта называют отток клиентов. Понимая, что обменять шприц не на что, наркоманы перестают приходить на известные им точки, и снова приучить их к цивилизованному обмену шприцев будет тяжело. Это во многом нивелирует ранее предпринятые усилия по профилактике ВИЧ/СПИД.

И это лишь часть проблемы. В пуктах снижения вреда можно сделать экспресс-тест на ВИЧ, нужные медикаменты ещё остались. Но всё больше наркозависимых хотели бы провериться на гепатит. Большинство из них давно инфицированы гепатитом С, об этом все знают, но на эту проблему денег нет. Глобальный фонд не финансирует такие программы, а государству бы справиться с существующими планами.