Колхозы, коммунизм и первомай для «Могилевской правды» были важнее, чем радиационная трагедия в 350 километрах от города.

Впервые текст был опубликован 27 апреля 2018 года. Обновлен 26 апреля 2019 года. Могилев. Алесь Светлицкий


26 апреля Беларусь отмечает 33-ую годовщину чернобыльской трагедии. В Могилевской области от аварии на ЧАЭС пострадали сразу несколько районов. Досталось Славгородскому, Краснопольскому, Чериковскому, Быховскому, Костюковичскому – и это ещё не все. Впрочем, Чернобыль — это не только про экологическую катастрофу, отселенные деревни и подвиг ликвидаторов. Это ещё и про ужасающий цинизм и лицемерие властей и прессы.

Впервые про инцидент на Чернобыльской АЭС сообщили 27 апреля, через 36 часов после аварии. Диктор по радио в г. Припять сообщил о сборе и временной эвакуации жителей города. Вечером 28 апреля сообщение передал ТАСС.

Радиация успела добраться к этому времени до Могилевского региона. Однако в главной газете области – «Могилевской правде» – об этом не было ни слова. Как и в основном издании страны – «Советской Белоруссии».

ПУСТЫННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА

Как уже было сказано выше, ТАСС сообщил об аварии 28 апреля 1986 года. Очевидно, что редакторы всех изданий отслеживали новости телеграфного агентства с тщательностью. Не знать про атомную катастрофу рядом со своей страной «Могилевская правда» и «Совбелка» не могли. Однако первые сообщения об аварии появились только после первого мая.

4 мая в «СБ» вышла короткая заметка о посещении района Чернобыльской АЭС специальной группой чиновников, среди которых были председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков и секретарь ЦК КПСС Егор Лигачев. Отмечалось, что на ЧАЭС случилась авария, но «работы проводятся организованно». На полосе формата А2 заметка занимала не больше 1\10 места.

Все остальное занимала международная политика и спорт – «Советскую Белоруссию» беспокоили подземные испытания ядерных бомб с США (какая ирония!) и приближающийся День печати.

Особая гордость номера – репортаж о победе футбольного «Динамо» Киев в Кубке Кубков над мадридским «Атлетико». Выпуск, если не считать 1\10 полосы, получился очень жизнеутверждающим.

Правда, порция критики была – оказывается, дом в Толочинском районе построили с нарушениями. Но «меры уже приняты».

В «Могилевской правде» тоже перепечатали заметку про поездку Рыжков и Лигачева – это было обязательно для всех изданий. Единственное отличие – текст был на белорусском, как и вся «МП» того времени.

Больше – ни слова. Те же радости про День печати, статья про жизнь и успех артистки Людмилы Гурченко, большой материал про «расширение социальной базы соцреволюции в Афганистане» и главная гордость – репортаж из Мстиславля, в котором местная газета «Свет Октября» праздновала 70-летний юбилей.

Первый большой материал об аварии появился 7 мая. Материал ТАСС «Сильнее атома» опубликовали и в «Советской Белоруссии», и в «Могилевской правде»:

«Хотя реакторы остановлены, на них поддерживается нужный режим, ведутся «штатные» работы, сотни энергетиков продолжают свою вахту на станции, и другие ее службы действуют — даже бухгалтерия. Как обычно, в день получки людям выдали зарплату, постоянно опекают атомщиков медики, внимательно следят за их здоровьем. Каждый добросовестно делает свое дело.

— Во время аварии большинство коммунистов проявили настоящий героизм,— говорит заместитель секретаря парткома Чернобыльской АЭС Геннадий Алексеевич Каряка», — отрапортовало издания. О масштабах трагедии предпочли умолчать.

ЯДЕРНОЕ БЕЗМОЛВИЕ

Сообщение про ЧАЭС появилось 4 мая, то есть через неделю после аварии. Неужели до этого не было даже намека на произошедшее?

Первый номер «Могилевской правды» после аварии вышел 29 апреля. И фокус газеты был далеко от радиационного выброса в 350 километрах от облцентра:

«Опьяненные бандитской расправой над Ливией, США расширяют масштабы военных угроз в адрес всех тех государств, которые оказались не в фаворе у администрации Рейгана».

Американская военная политика оказалась важнее. Как и посевная в колхозе имени Заслонова, в котором, как возмущался журналист, «слишком часто техника в колхозе портится в самый неподходящий момент«:

«Рядом отработал необходимые после замены двигателя 60 мото-часов гусеничный трактор Н.Н. Демидова. А разве нельзя было поменять двигатель раньше, когда на полях лежал снег?».

Аграрная тема затмила все остальные. Всю неделю после аварии на ЧАЭС журналисты «Могилевской правды» ни разу не упомянули про выброс радиации. Возможно, если бы о трагедии сообщили сразу, тяжелых последствий для большинства населения можно было избежать. Хотя бы если люди больше сидели дома, чем получали с ветром дозу облучения. Вместо этого всю неделю «Могилевская правда» твердила про важность Первомая и призывала всех активно ехать в Москву, Минск и участвовать в местном митинге. Сразу после праздника «МП» подготовила большой отчет о том, как веселились люди. Тысячи человек купили 2 мая газету, не подозревая, что главную новость недели они в прессе не найдут.

НЕУДОБНАЯ ПРАВДА

Как оказалась, через год, два и даже три тема удобнее не стало. Парадокс, но когда люди уже знали о серьезности катастрофы, власти и пресса по-прежнему делали вид, что взрыв на атомной станции — это мелочи.

В дни первой годовщины в «Могилевской правде» не было ни слова про Чернобыль. Газета в апреле 1987 года предпочла рассказать читателям о необходимости колхозам научиться производить высокобелковый фураж — то есть сытный корм для скота, чему посвятила половину полосы.

Ещё одну половину полосы одного из номеров газеты занял пересказ о визите главы Сирийской арабской республики Хафеза Асада и его встречи с лидером СССР Михаилом Горбачевым. Остальные темы были ещё мельче.

Такая же картина была в 1988 году — «Могилевская правда» 26 апреля предпочла публиковать материал школьницы о том, как она хочет быть учительницей, текст о плохом ремонте в доме №13 по проспекту Мира, а также агитку «Перестройка-дело каждого коммуниста, патриотическая обязанность каждого гражданина».

Первые упоминания о Чернобыльской трагедии появились лишь три года спустя — в 1989. По-настоящему мощно об атомном взрыве высказались лишь в 1991. К пятилетию катастрофы «Могилевская правда» подготовила спецвыпуск — информации оказалось слишком много.

Главный материал — о поездке Михаила Горбачева в Костюковичский район, где он посетил поселок для переселенцев. Кроме того, газета в отдельных статьях рассказала о том, кому ещё нужно выехать с зараженных территорий и уделила внимание запрету на сбор ягод, грибов и древесины в лесу.

Оказалось, что проблема важна настолько, что о ней говорили на акции на Советской площади Могилева — сотни человек специально пришли на митинг-реквием, и «МП» тоже делала репортаж об этом.

Заканчивался номер рассказом о том, как вырастить более-менее чистые фрукты и овощи на загрязненной территории.

Чтобы в голос заговорить о крупнейшей в мире катастрофе на АЭС, которая ближе, чем Брест, главной могилевской газете понадобилось почти пять лет.

Сколько понадобится времени сейчас, если, не дай бог, что-нибудь случится на Островецкой АЭС?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *