“Белорусская тюрьма — это армия плюс психбольница”

Бывший политзаключенный Николай Дедок представил на закрытом мероприятии в Могилеве свою книгу “Фарбы паралельнага свету”.

8 октября. Могилев. Центр “Кола”. Алесь Светлицкий


Отсидевший пять лет по “делу анархистов” Николай Дедок 7 октября представил могилевчанам в центре “Кола” сборник тюремных эссе “Фарбы паралельнага свету”.

Книгу он написал вскоре после освобождения в 2015 году, поскольку боялся, что записи могут забрать сотрудники тюрьмы во время очередного осмотра камеры.

— Это не попытка показать какую-то жесть. Я постарался наиболее рационально рассказать о том, что такое белорусская тюрьма. В первую очередь это гамма уникальных ощущений, которые ты нигде больше не испытаешь. Ощущений очень неестественных для живого существа, — рассказал Дедок. — Пожалуй, белорусскую тюрьма — это армия плюс психбольница.

За пять лет заключения, по его словам, он настолько привык к тюремному быту, что целых полгода не мог вернуться в нормальное состояние.

— Я шесть месяцев думал, что то, что я на свободе — какое-то ненастоящее будто. Если бы меня через неделю посадили вновь, я бы даже не протестовал бы, подумал бы, что все это мне приснилось, — поделился ощущениями бывший политзаключенный.

По словам Дедка, все пять лет он пытался осмыслить, что с ним происходит и что происходит в самой тюремной системе. И одной из самых больших проблем он назвал романтизацию уголовного мира.

На всем постсоветском пространстве есть какой-то культ криминалитета. “Отверженные” Виктора Гюго, некоторые песни Высоцкого, шансон в любой маршрутке, ментовский сериалы, в которых “воры в законе” выступают в роли каких-то справедливой инстанции — все это сформировало целый культ. Но все это — полная ерунда, — высказался Дедок.

Он подчеркнул, что одна из целей появления книги “Фарбы паралельнага свету” — десакрализация криминального мира.

— Когда ты попадаешь в тюрьму, ты очень быстро убеждаешься, что те же “блатные” очень активно сотрудничают с сотрудниками тюрьмы, что никакой справедливости там нет. Наоборот — чем ты добрее и принципиальнее, тем меньше шансов в этом сообществе вылезти наверх. Там принято предавать, унижать и подставлять. Насилие — это язык белорусской тюрьмы, — считает бывший политзаключенный.

Николай Дедок высказал предположение, что в нынешней ситуации реформировать тюремную систему Беларуси просто невозможно — по его словам, она является просто срезом белорусского общества.

— Белорусская тюрьма — это очень утрированное, сжатое изображение нашего общества, к сожалению, — подчеркнул экс-арестант.

Остаться собой в заключении и бороться с системой можно, считает Николай Дедок.

— В первую очередь там очень боятся, что нарушения вылезут наружу, потому важно придавать их огласке. При этом не нужно поддаваться страху — это главный инструмент, которым владеют тюремные власти по отношению к “неудобному заключенному”, — рассказал Дедок.

Помимо этого, нужно быть готовым к лишению комфорта.

— Всегда нужно выбирать принципы, а не материальные плюшки. Как только ты решил, что теплые нары важнее тебе твоей гордости, что ты не готов терпеть деревянные доски вместо кровати, то все — ты пропал. Тюрьма получает ещё один инструмент управления тобой, — поделился мнением анархист.

Напоследок Николай Дедок заявил, что белорусской тюрьме, как и обществу в целом, не хватает солидарности.

— Когда зэк видит беспредел ментов по отношению к его сокамернику, он не понимает, что следующим обязательно будет он. В то же время на долгую перспективу внимание к проблемам другим помогло бы уменьшить количество нарушений в белорусских тюрьмах. Да и в обществе вообще, — заключил автор книги.

Каментар

Ваш e-mail не будзе апублікаваны ( required )

ВКонтакте

Facebook

Архив